Увеличить размер шрифта Уменьшить размер шрифта Версия для печати

Вопрос на Прямую линию (стараюсь сформулировать)

Среди уже озвученных за эти дни  и  даже показанных (сопровожденных видео)  вопросов Президенту попалось несколько с давней моей «полки».   

– Почему в нашем городе без всякой необходимости меняют асфальт?

– Вот, только посмотрите! – и далее видео с хлещущим дождем/валящим снегом и рабочими, ляпающими  в лужи дымящуюся черную массу. 

Голос одного из вопрошавших был так надрывен, что ей-Богу, совестно вступать с ним в конкуренцию за место в этой «очереди» (поступило уже более 700.000 вопросов) – пусть прозвучит человек!

Потому мой вопрос будет другим,  хотя тоже  на  тему: 

Владимир Владимирович, что  можно сделать, что б на следующую Прямую линию-2020 -  больше не прислали ни одного вопроса про  асфальт на подложке из снега или воды?  

"Так, бордючик готов! Теперь вылить два танкера асфальта – и привет, бюджет!"

Почему именно асфальтовый цинизм так напрягает? Процитирую статью 206 часть 2 Уголовного Кодекса и комментарий. Неожиданно – статья вовсе не о воровстве (подразумевающемся среди чиновников,  закатывающих асфальт в снег). Нет, это – злостное хулиганство.  Читаем:   

Деяние квалифицируется по ч. 2 ст. 206 УК (Злостное хулиганство), если оно содержит хотя бы один из четырех определенных законом признаков:

1) исключительный цинизм;

2) особая дерзость

3) сопротивление лицам, пресекающим хулиганские действия (представителям власти, общественности, отдельным гражданам)… 

Прервем отягчающий список, достаточно  пунктов 1,2.   

Далее комментарий:  чем, собственно, руководствуются судьи:  

Цинизм - наглое пренебрежительное отношение к нормам морали, вежливости... Исключительно циничными признаются, в частности, неприличные телодвижения, обнажение половых органов, отправления нужд в общественном месте в присутствии посторонних лиц

Курсив – мой. Выделил  главное, то  что объединяет и «отправляющего нужду» и наших дорожных начальников (просто у них «нужда»  другая: бабла срубить).  Общее: открытость, дерзость, общественное место (улица – куда уж общественней?),  присутствие посторонних лиц – которые, правда, бывает, не хотят остаться «посторонними». Фотографируют,  пишут на Прямые линии. 

Ведь взятки, откаты – это в кабинетах. А тот «асфальт» – на виду, деморализует открытостью, внушая порой весьма преувеличенное представление об уровне коррупции. 

Чтоб вязнуть в одном этом… как в гудроне «студент Шурик» из старого фильма, пополню список смежных деяний (исполнители и бенефициары – из одной группы): 

 – лихорадочные замены бордюров (когда вижу, как выковыривают  абсолютно целые  бордюрные камни, мелькает мысль: "Меняют их, наверное, на поребрик. А там – наоборот"). 

–  пять дворников, бегущих с метлами  наперевес за одним окурком.  

– фасующие по черным пластиковым пакетам то, что Пушкин назвал: «багряный убор» («роняет лес багряный свой убор»).  А ученые-биологи называют:  «элемент  круговорота веществ в природе».  

Необходимый источник органики, на котором лиственные деревья растут со времен их изобретения  в Мезозойскую эру – тоже  в списке  пунктов «освоения муниципальных бюджетов». 

–  несколько  сотен «московских художников», неважно какой национальности, сидящие с кисточками вокруг дворовых оградок, краску которым  выдал тот же «эстет». Муниципальный Ван Гог, решивший вдруг, что ядовито-зеленый цвет  смотрится лучше просто зеленого. Подновляемая, свежая краска выглядит именно как «ядовито-зеленая» (даже не ругательное – общепринятое определение), а краска на второй, третий год:  просто зеленая, спокойная, не бьющая по глазам. Но тем Ванам Гогам освояемых бюджетов виднее.  

Лет двадцать глядя  на эти сотни «художников», вышедших на дворовые пленэры,  вспоминаю песенку Булата Окуджавы:  

Живописцы, окуните ваши кисти

В суету дворов арбатских…  

– с желанием не только кисти живописцев – под замок, но  и у   префектурных меценатов, ценителей изячного забрать все фонды,  чтоб года два у них  и  копейки не было на зеленую и желтую краски! 

Эта ползучая асфальтовая игра выворачивает наизнанку даже старый латиноамериканский  анекдот о коррупции. 

Густаво принимает гостя в роскошном коттедже.  

Рико восхищен: – Но откуда?! 

Густаво: – Глянь в окно. Видишь мост?  

– Да.   

– 30%    

Позже Рико принимает Густаво – во дворце. 

Густаво: – Откуда?

Рико: – Глянь в окно. Видишь мост?

– Нет.

– 100%

Получалось, чем выше %, тем ужаснее коррупция.  Но если, предположим, дорожнику скажут: Баста! Теперь  борьба с коррупцией, теперь  ты – только 10%, а не 30%!       

Но ведь, получится, чтоб выйти на ту же сумму, ему  надо  в три раза больше  километров дорог, бордюров. В этом, возможно, и состоит базис этого  «бизнеса». 

Но вопрос я сформулировал вовсе не риторический,  не «протест ради протеста», как   те защитники химкинского леса,  забывшие его «со всеми этими химками».  Там хоть одна дама, молодец, честно с трибуны  признала: Нам нужна революция! 

Уверенный, что у нас  и революции ложатся,  как тот асфальт,  я все ж останусь «на  объекте». На  этой  «особо-циничной» черно-дымящейся прорве.    Можно всё ж попробовать за год, к Прямой линии-2020.  

Нового «Министерства по борьбе», даже отдела затевать не нужно. Объединить две   хорошо себя показавших технологии, две социальных практики. «Горячая линия» – на год. И эта «народная видео-охота», как на автохамов, гибддэшников.

Только инспектор – цель сравнимая с быстрой птичкой:  сложно поймать его в реально доказательном  кадре. А бригады дорожников  на снегу – не птичка а мегаслон. Сам факт тут исчерпывающ. С «Горячей линией» – еще проще. Только  и нужна директива:  

В режиме реального времени  у зафиксированного дорожника, бордюрщика блокируются счета. До полного «разбора полетов» выплаты зарплат приостанавливаются и чиновникам, и… исполнителям.   Тут, конечно, надо переступить через штамп «работяги   ни при чем!».  Нет, уж если объявлена «охота» на всероссийском уровне, то они – «соучастники», сами и остановят начальника, уже в уме суммирующего свои %%. 

просмотров: 2759



Комментарии пользователей

Оставьте ваш комментарий