Иван Охлобыстин уходит из кино и возвращается в церковь

Актер-священник хочет завершить свою карьеру в кинематографе

Иван Иванович Охлобыстин — человек удивительный судьбы. Свой среди всех. Он одинаково любим и уважаем, что в среде тонких ценителей кинематографа, что среди массовой замкадной публики. Он все делает красиво: въезжает ли на мотоцикле в метро или собирает ли своими проповедями стадион. Он ответственен во всем, за что ни возьмется — вести ли колонку в модном журнале или растить шестерых детей.

Актер-священник хочет завершить свою карьеру в кинематографе
Иван Охлобыстин

Его выбор — это только всегда его выбор: быть ли пастырем или творческим директором «Евросети». Его нынешний статус уникален - священник Русской православной церкви, временно запрещённый в священнослужении по собственному желанию. И вот он заявлет: «Как только раздам все свои долги, я уйду из кино».

- У меня накопилось много долгов по отношению к моим работодателям, ведь когда-то они вытащили меня из серьезной финансовой ямы, - говорит Иван Иванович. - «Интерны» оказались просто счастливой случайностью. Но когда все это закончится, я, может быть, сниму мелодраму, потому что такого жанра на экранах явно не хватает, и уйду.

В общем, он никогда не скрывал, что возвращение к светской жизни для него вынужденный шаг. И теперь мечтает вернуться к служению в церкви. Причем, у себя в микроблоге в Твиттере он никогда и не прекращал своей пастырской деятельности, органично совмещая ее с простым, можно сказать, дружеским общением ,со своими поклонниками.

Восторженная барышня ему пишет: «Ты самый крутой актер, которого я знаю». Кумир миллионов отвечает: «Увы, Челентано круче». Другие девушки подхватывают тему, хваля, а он не сбивается с ироничного тона: «Обещаю к весне накачать "кубики". Тем более дочки давно требуют, как у Тора в «Мстителях».

Девушки настаивают: «Если вы перестанете сниматься в кино, я потеряю смысл смотреть телевидение». Иван Иванович утешает: «Прочтете тысячи книг, встретите сотни удивительных людей, увидите самые красивые места на Земле. Обещаю: обязательно перестану.)))) Я меняюсь. Каждый когда-то меняется. Мое время пришло. Приходится прощаться со многим что любил. Мешает идти дальше».

К нему обращаются с самыми неожиданными вопросами: «Я уже за этот год четвертый раз болею. Не знаю как поднять имунитет.Может, подскажете?» А он отвечает: «Больше ходите. Без усилий. Но часами и средним шагом. Лучше ночью. Но тут вопрос безопасности. С друзьями ходите. Как Господь благословит. Но это было бы прекрасно». На вопрос про неудачную остроту Урганта реагирует спокойно: «Я думаю, он оговорился или ляпнул по усталости. Вроде бы Иван интеллигентный человек. Да и не самый рисковый».

Если не может вовремя ответить, извиняется: из — самолета в самолет, не успел. Дает ссылки на сайт с православной тематикой, постит фотографии из Киево-Печорской лавры, откуда только вернулся. Подбадривает, кажется, не только других, но и себя: «Богу не важно, кем ты был, ему важно, кто ты сейчас».

И, почитав его открытую миру переписку, становится понятно: в своем желании уйти из кино он тверд и, судя по всему решение в нем утвердилось как раз в лавре: «Я многое понял для себя, проходя лабиринтами «дальних пещер». Точнее: ощутил снисхождение сердечного, милостивого покоя».

Вчера у него спросили: «Иван Иванович, Вы в интервью Познеру самой почитаемой Вами добродетелью назвали жертвенность. Вы и сейчас так считаете?»

Охлобыстин подтвердил: «Девятый раз отвечаю — да.)»

По телефону, к сожалению, поговорить не удалось — телефон отключен, директор сказал, что Охлобыстин на сцене. Удивительно гармоничный человек Иван Иванович. Говорю безо всякой иронии с искренним восхищением и надеюсь, что, вернувшись к служению в храме, он не оставит своего виртуального наставничества — другого способа приобщения молодых к христианским ценностям, увы, дискредитированным во многом поступками нынешних официальных представителей православия, у нас в стране, думаю, на сегодня нет.