На книжном фестивале «Красная площадь» Ленина променяли на Водолазкина

«Если автор ищет денег и славы — ему лучше петь с Киркоровым»

04.06.2017 в 17:55, просмотров: 5713

Красная площадь с 3 по 6 июня отдалась книжному фестивалю. А это, на минуточку, полмиллиона книг, тысячи писателей, 500 событий. В объективе — не только литература, но и живопись, опера, балет, драма, классическая музыка... Ощущения у кремлевских стен незабываемые.

На книжном фестивале «Красная площадь» Ленина променяли на Водолазкина
фото: Евгений Семенов

Вход бесплатный, как и вай-фай. Здесь, конечно, не до него, но кто-то не может оторваться от Фейсбука, где премьер Дмитрий Медведев призвал народ прийти на главную площадь страны. Сам он сохраняет интригу своего появления, зато прибыл глава Службы внешней разведки Сергей Нарышкин, давно неровно дышащий к литературе:

— Пушкинский день, отмечаемый на фестивале 6 июня, было бы полезно посетить некоторым украинским официальным лицам, этим неучам, которые не знают истоков и корней наших по-настоящему братских народов.

О своих корнях забыть здесь не получится, в том числе и потому, что впервые на фестивале запустили павильон «Отечественная история». Где, к примеру, можно узнать, что читали наши прадеды 100 лет назад, и подержать эти фолианты.

Министр культуры Владимир Мединский не выпускает из рук книгу про Ленина из серии ЖЗЛ, отсматривает с ней павильоны (всего их 12), то и дело поглядывая в сторону Мавзолея. Очередей в него нет, а вот на выступлении писателя Евгения Водолазкина аншлаг. Мамочка мальчику лет девяти: «Внимай каждому его слову, глядишь, из тебя что-нибудь путное вырастет». Этот ребенок потом отстоит получасовую очередь к писателю, чтобы подписать его уже ставший культовым роман «Авиатор».

— Когда он выходил, к издателю пришел представитель крупной авиакомпании и предложил указать название их фирмы на описанном мной самолете, — рассказывает «МК» Водалзкин. — В романе у него не выходит шасси, что заказчика не устроило. Меня попросили изменить эту деталь, но я отказался. Не обвиняя никого, считаю, что писатель должен быть вдалеке от авиакомпаний и тому подобного. Оно оплетает, и из этого трудно выбраться. Если писатель ищет денег и славы — ему лучше сниматься в сериалах или петь с Киркоровым.

Рядом с Водолазкиным раздает автографы Михаил Веллер. Блестящего оратора окружают человек сто, что повторится позже с Эдвардом Радзинским и Захаром Прилепиным. Из знаменитых писателей, доступных в Москве, не пригласили только Людмилу Улицкую. Она не обиделась, тем более что вовсю готовится к открытию своей выставки «Веревочка, которая уже ни на что не пригодится» в Музее Москвы.

Кстати, о музеях, которые впервые вписались в программу фестиваля. Стенды у них на первой линии ГУМа стильные, издательская продукция — солидная, а вот программа мероприятий, да простят организаторы, хилая. Несколько презентаций книг — и всего-то. Понятно, что начинать всегда трудно, но развернуть дискуссии со специалистами, развесить выставочки репродукций не проблема. Тем более когда навстречу идет и директор магазина Михаил Куснирович, и музейная братия, которая призналась нам, что была бы рада «покреативить» в этом деле.

В итоге аншлаг наблюдается только у нескольких стендов. В первую очередь, у фонда V-A-C, который строит сейчас Музей современного искусства в здании бывшей электростанции ГЭС-2, а параллельно предъявляет мощные выставки на разных мировых площадках и издает профессиональную литературу. Часть ее, в том числе нашумевший «Дневник 1962» шофера Козакова, который задокументировал советскую историю простым языком, встречаем здесь. А по соседству Еврейский музей и центр толерантности отправляет с помощью очков дополненной реальности в экскурсию по своей экспозиции и в изобилии представляет качественную литературу, в том числе «Мой друг Осип Мандельштам» Михаила Сеславинского.

Глава Роспечати, который и придумал два года назад фестиваль на Красной площади, ревниво наблюдает, как раскупаются его книги (еще и второе издание сборника о книжных редкостях ХХ века). Вместе с главным редактором «МК» Павлом Гусевым он прогуливается по павильонам, пытаясь каламбурить: «Атмосфера облачная и прохладная, а атмосфера фестиваля теплая, уютная и радостная».