Путин попал между молотом и Эрдоганом: сложные переговоры по Сирии

Россия недовольна ситуацией в Идлибе — турецкие военные с ней справиться не могут

23.01.2019 в 23:28, просмотров: 32837

Переговоры Владимира Путина и турецкого президента Реджепа Эрдогана вызвали не меньший интерес, чем состоявшаяся накануне встреча с Абэ. В обоих случаях делили территории. Только с японцами речь шла о российских островах, а с турками - о северо-востоке Сирии, где после ухода американских солдат Эрдоган хочет создать подконтрольную Турции буферную зону шириной 32 км.

Путин попал между молотом и Эрдоганом: сложные переговоры по Сирии
фото: kremlin.ru

Эрдоган относится к тому сорту политиков, которым палец в рот не клади - всю руку откусит. Для него не существует принципов, друзей и врагов. Есть только интересы Турции, из которой он снова хочет сделать достойную наследницу Великой Османской империи.

Сейчас Эрдоган одержим идеей экспансии на сирийские территории: воспользовавшись моментом, он хочет создать на северо-востоке страны , откуда уходят американские солдаты, подконтрольную Турции буферную зону - так называемую "зону безопасности".

Турецкому лидеру уже удалось добиться согласия от Дональда Трампа, которого он убедил в том, что так будет лучше для всех, в том числе для курдского населения. (И Трамп - самое смешное - поверил!)

А в среду лично приехал на переговоры к Владимиру Путину. Впрочем, российский лидер умело сделал вид, что главная цель визита - отнюдь не намерение Эрдогана оттяпать кусок от Сирии и разобраться с курдами, для чего необходима санкция не только Вашингтона, но и Москвы. Просто президентам пришла пора в очередной раз обсудить двусторонние отношения, чтобы придать их развитию ускоренную динамику.

- Мы продолжаем практику наших регулярных встреч, консультаций, обмена мнениями, и это дает свои положительные результаты, - приветствуя Эрдогана, сказал ВВП, - За 10 месяцев прошлого года у нас товарооборот вырос больше, чем за весь предыдущий год. Количество российских туристов в прошлом году выросло сразу на 30%, достигнув рекордной цифры - 6 млн человек.

По словам Владимира Путина, это свидетельствует о том, что граждане осознают изменение характера и качества российско-турецких отношений.

"Господин президент, дорогой друг, это в значительной степени ваша личная заслуга, Ваше личное достижение, потому что вы уделяете этому очень много внимания", - не скупился на похвалы ВВП, прекрасно освоивший азы восточной дипломатии.

"Мой дорогой друг... Во всех сферах есть развитие наших отношений, - в том же духе отвечал Путину турецкий гость, - Несомненно это отражается и на региональной безопасности. Наша солидарность, несомненно, вносит весомый вклад в безопасность региона".

Однако для тех, кто более-менее следит за развитием ситуации в Сирии, совершенно очевидно, что за этими взаимными похвалами и восторгами - мало правды.

Торгово-экономические связи, действительно, крепнут и развиваются, поскольку это отвечает интересам обеих стран. А вот что касается региональной безопасности, то у России на самом деле практически нет причин восхищаться деятельностью Эрдогана.

Самый наглядный пример - провинция Идлиб, где турецкий лидер в обмен на отказ от силовой операции клятвенно обещал создать демилитаризованную зону без боевиков и тяжелого оружия.

Прошло больше трех месяцев, все сроки давно истекли, а что получилось? Боевики за это время не только никуда не ушли, а наоборот - упрочили свои позиции в Идлибе.

По оценкам российского МИДа, сейчас подразделения бывшей Джебхат-ан Нусры (запрещенная в России террористическая организация), занимают 70% провинции и всерьез угрожают не только российской базе Хмеймим, но и другим подконтрольным сирийским властям территориям.

При этом турецкие военные справиться с ситуацией не могут. А их командиры, похоже, уже потеряли интерес к Идлибу и по приказу Эрдогана нацелились на силовую операцию в Манбидже, где после ухода американцев у турок появится возможность поквитаться с курдами.  

Однако, прекрасно зная реальную ситуацию, Владимир Путин на пресс-конференции по итогам переговоров был предельно тактичен и не стал пенять Эрдогану на явное фиаско в Идлибе.

"Мы видим, что турецкие партнеры многое делают для устранения исходящей оттуда террористической угрозы. Нужно сообща работать в целях окончательного снятия напряжения в этом регионе.

Прекращение режима боевых действий не должно идти в ущерб усилиям по борьбе с террористами. Она должна быть продолжена", - дипломатично выразил свою позицию президент. И только после уточняющего вопроса российских журналистов признал, что потребуются дополнительные усилия и, по всей видимости, вмешательство российских военных, чтобы стабилизировать ситуацию в этом регионе.

"В нашем присутствии министры обороны провели консультации. Они вырабатывают дополнительные совместные меры. Будем добиваться, чтобы все наши договоренности были исполнены", - не вдаваясь в детали, проинформировал ВВП.

Еще менее охотно Владимир Путин отреагировал на просьбу теперь уже турецкого корреспондента рассказать, что российская сторона думает о намерении Турции создать "зону безопасности" на северо-востоке Сирии, откуда будут выводится американские войска.

Эрдоган во время пресс-конференции мотивировал свое решение соображениями безопасности и необходимостью покончить с отрядами самообороны курдов YPG, которых он приравнял к террористам ("Мы прекрасно знаем, кто их поддерживает!")

"После вывода сил США на этой территории не должно появиться вакуума! Это опасно!" - подчеркнул он. Однако ВВП напустил тумана и четко ни “да”, ни “нет” планам Эрдогана не сказал.

По словам российского лидера, он напомнил турецкой делегации о действующем договоре между Сирией и Турцией от 1998 года, "где речь идет как раз о борьбе с терроризмом". "Я думаю, что это та база, которая закрывает очень многие вопросы с точки зрения обеспечения Турцией своей безопасности на её южных границах. Сегодня этот вопрос мы достаточно подробно и активно обсуждали", - сообщил ВВП.

Как выяснил “МК”, глава государства, скорее всего, имел в виду Аданский договор между Турцией и Сирией, заключенный в 1998 году после многолетней вражды.

В соответствии с этим соглашением на сирийской территории, разумеется, силами самого сирийского правительства были закрыты несколько баз и тренировочных лагерей курдской рабочей партии, блокированы счета её функционеров и т.д., что в итоге привело к нормализации отношений между двумя странами.

Если Путин предлагает реанимировать Аданский договор, то, по всей видимости, он не поддерживает идею турецкой экспансии и рассчитывает, что с курдскими боевиками Дамаск сможет разобраться самостоятельно, как это уже было 20 лет назад. Впрочем, официального подтверждения этой позиции со стороны Кремля пока не последовало.

Примечательно, что правительство Башара Асада уже однозначно высказалось против присутствия турок на своей территории. Узнав о планах Эрдогана, сирийский МИД выпустил заявление, в котором обвинил «турецкий режим» в «оккупации и агрессии».

Сирия: угроза большой войны. Хроника событий