Никас Сафронов раскрыл весь компромат: скандальная подноготная звездной жизни

Известный художник накануне дня рождения - о творчестве, любви и другой стороне известности

07.04.2019 в 16:42, просмотров: 16323

Насколько Никас Сафронов художник на все времена, покажет время. Пока оно показывает, что в век нынешний он — один из самых востребованных, популярных и любимых российских художников. Его работы занимают свое место в Третьяковской галерее, Эрмитаже, Русском музее... Он проводит выставки по всем городам России и за границей, ему позируют мировые звезды и самые медийные российские персоны.

В то же время, как и любого известного человека, Никаса преследует желтая пресса, за ним охотятся мошенники, ему дорого обходятся многие творческие начинания. Из-за чего и нет того признания, на которое он вправе рассчитывать в современном мире.

В канун дня рождения Никас рассказал нам о своих творческих планах, а также о том, почему признает всех своих внебрачных детей, как его пытаются кинуть на деньги. И прокомментировал самые громкие скандалы, чего не делал никогда ранее.

Никас Сафронов раскрыл весь компромат: скандальная подноготная звездной жизни

— Никас, сегодня у многих известных людей существует тенденция: дни рождения вообще не отмечать. Особенно у знаковых, политически ангажированных. Не боитесь, что и вы окажетесь под колпаком у прессы: в узком кругу отмечать для вас вроде как не престижно, а широко погуляете — начнут третировать: «Сколько миллионов потратили!»?

— Нет, я не боюсь никаких обвинений. Я — художник и зарабатываю свои деньги сам. Я, очень занятой человек, использую свои дни рождения, чтобы хоть изредка встретиться с друзьями, рассказать о своих новых проектах, интересных поездках и встречах, да и вообще увидеться с близкими по духу людьми — иногда, бывает, даже в последний раз. Тут я хочу вспомнить тех, кого уже нет, но кто всегда посещал мои дни рождения, как и я — их, и вообще использовали любую возможность встретиться и пообщаться. Это Станислав Говорухин, Иосиф Кобзон, Олег Табаков, Владимир Зельдин, Андрей Дементьев… — список может быть длинным. Известные люди, как правило, очень заняты, редко выходят в свет — только по важным событиям. И день рождения — один из таких поводов, когда приезжают и выражают свое уважение и любовь к тебе, а ты — к ним, да и вообще, сам приход гостей на твой день рождения — уже сам по себе большой праздник.

— На свой день рождения вы сами дарите подарки друзьям? Какие, если не секрет?

— Подарки бывают разные — конечно, это в первую очередь картины, но есть и другие. Например, чемоданы, которые производят у нас в России, постельное белье, которое выпускает одна турецкая компания с итальянским дизайном…

В этом году начали выпускать конфеты с моими работами — это делает Ульяновская конфетная фабрика, и скоро фабрика «Красный Октябрь» представит серию конфет с изображением моих картин на коробках. Также скоро появятся зонты с моими картинами. А еще готовятся к выпуску краски «Невская палитра» с моими картинами и уникальная посуда, которую выпускает Императорский фарфоровый завод в Санкт-Петербурге, опять же с моими работами. Закончен и скоро выйдет в свет совместный альбом с Валентином Гафтом, где представлено 150 картин и, соответственно, написано 150 стихов и эпиграмм на эти работы. Готовится еще много новых проектов. И это всегда приятно — показать друзьям что-то новое, связанное с моим искусством.

После моего дня рождения наступит юбилей моей давней подруги Аллы Пугачевой, которая также готовит для своих поклонников и друзей уникальный концерт, о котором говорят уже целый год. Так что и друзья нас тоже радуют своим творчеством.

Круг близких мне людей не ограничивается Россией. Например, три года назад на мой день рождения приехала великая Софи Лорен, с которой мы дружим с 1988 года. А на открытие выставки в Москве приезжала Настасья Кински — моя давняя подруга. Кстати, недавно она была в Москве, на программе одного из ТВ-каналов. Мы встретились с ней и замечательно провели вечер в кругу моих друзей у меня дома. А сейчас она прилетает на мой день рождения. А мой старинный друг Эрик Робертс по этому поводу прилетает из Америки.

Так что дружба не имеет границ. Жаль, что я не могу пригласить всех. Иногда количество приглашенных достигает 1000 и более. Приходится иногда делать два дня рождения, чтобы увидеть и поприветствовать всех.

— Дети на такие праздники приезжают?

— Все дети, к сожалению, не могут приехать, потому что они живут в разных концах мира. Один в Австралии, другой — в Англии, третий — в Эстонии, Таллине… Они все уже взрослые, у них есть свои обязанности, своя работа. Но по мере возможности они приезжают на мои праздники. И это тоже для меня как подарок. Братья, слава богу, живут практически все в Москве, а сестра выезжает крайне редко, так как у нее огромное количество кошек, которые она не может бросить, так как они, с ее слов, как дети.

— Как вы отнеслись к тому, что сыновей у вас снова внезапно стало больше — теперь их уже пятеро? И не пора ли уже отыскаться какой-нибудь вашей дочке?..

— Хочу заметить: как только человек известный, у него всегда появляется много детей. Лично я этому радуюсь. И всех их принимаю с удовольствием. Если я могу им чем-то помочь, я это делаю. Даже если вдруг ребенок окажется не моим, а я вспоминаю, что когда-то встречался с его мамой, и мне было с ней хорошо, то почему не помочь человеку, кто обратился к тебе за поддержкой…

Но здесь есть и нюансы. Видя, с какой легкостью я принимаю своих детей, появляются совершенно незнакомые мне женщины, которые заявляют, что у них тоже есть ребенок от меня. Вот недавний случай. Звонит женщина и говорит о том, что у нас есть совместный сын. Я был занят и не мог с ней долго говорить. Через какое-то время снова звонит эта женщина и спрашивает меня: «Вы собираетесь встречаться со своим сыном, который — вылитый вы? Между прочим, ему нужна поддержка. Его надо устроить на работу и помочь ему финансово». Я объявляю ей ультиматум — чтобы она рассказала мне, где и когда мы встречались. В противном случае это последний наш разговор. На что она отвечает: «Если говорить правду, то я вас никогда не видела. Но в церкви рядом с вашим домом сказали, что вы всем помогаете…» Так что в моей жизни бывает и такое.

— А в вашем детстве родители отмечали ваши дни рождения?

— Конечно, это всегда был семейный праздник. Мама очень вкусно готовила, и если празднество выпадало не на посты, то был гусь с яблоками и самые вкусные в мире пельмени, вы не поверите, с требухой. Мама добавляла туда какие-то снадобья, травы, которые она собирала летом, — вкус был неподражаемый. Больше никогда и нигде я таких вкусных пельменей не ел. И, конечно, были вареники, тонкие блинчики. Тогда никто не жил богато. И мы не были исключением. Но все хозяйки умели делать из ничего конфетку. Жизнь учила.

фото: Геннадий Черкасов

Конечно, мы получали какие-то эксклюзивные подарки: новые штанишки или рубашки, карманные, пусть и небольшие, деньги… Папа прекрасно играл на баяне и аккордеоне. Для таких праздников он выучивал новые музыкальные произведения. Так как мама прекрасно пела, то этот дуэт был неотразим. Могу сказать, что маму даже приглашали петь в хор им. Пятницкого. Но ради сохранения нашей многочисленной семьи она отказалась. А это в то время было невероятным предложением, от которого редко кто отказывался.

— Вы упомянули про пост — ваша семья была верующей?

— Да, но никто никого к этому не принуждал. По отцовской линии у меня в роду много священников. И соблюдение основных церковных традиций поддерживалось. Мама нас водила в церковь. Мы читали перед сном молитвы. И я носил крестик. Но однажды — а я тогда учился во втором классе — учительница увидела его. И выставила меня перед всем классом: дескать, как это я, будущий пионер, верю в Бога?! Это была неприятная экзекуция, но я все равно продолжал надевать крестик на ночь, хотя утром снимал.

Папа даже втайне мечтал, что я когда-нибудь стану священником. Но дальше того, что я провел в Загорске (ныне Сергиев Посад) 8 месяцев, изучая иконопись, дело не пошло. Но я до сих пор придерживаюсь церковных традиций. Построил часовню во имя Св. Анны в селе Вышки Ульяновского района — посвятил это богоугодное дело памяти своей покойной матери, похороненной там. И вообще стараюсь помогать в строительстве или восстановлении храмов.

— Никас, все, что вы рассказываете, — это красивые моменты жизни известного и признанного художника. Но ведь всегда есть обратная сторона медали. Конечно, это не праздничная тема, но все-таки расскажите, что это за история, когда на вас обрушились обвинения со стороны некоего Александра Гайсина, который выдавал себя за вашего продюсера и утверждал, что с вашего разрешения он продавал не ваши картины, а компьютерную подделку? Якобы первым тревогу забил проживающий в Ульяновске бывший министр внутренних дел России Андрей Дунаев, заплативший за написанный вами портрет Путина две тысячи долларов…

— Наверное, будет лучше, если на этот вопрос Андрей Федорович Дунаев и ответит, не правда ли? Я лишь могу сказать, что неосторожно дал Александру Гайсину доверенность на продажу моей комнаты — он занимался этим как риелтор за вознаграждение. Обычное дело. Так вот, прикрываясь этой бумагой, Гайсин, во-первых, получил доступ к этой самой комнате — якобы для того, чтобы показывать ее покупателям. А сам порядком покопался в моих вещах и часть их использовал не по назначению. В частности, украл слайды и позже печатал с них типографские копии, выдавая их за оригиналы. И продавал их от моего лица. Опять же прикрываясь доверенностью и поддельной печатью.

Я не общался с этим человеком близко. Когда же узнал о его проделках — был в шоке, как могут люди до такого дойти. А узнал я об этом совершенно случайно. Мне позвонил Андрей Дунаев, с которым я ранее не был знаком. И рассказал обо всей этой истории. Тут-то вся эта ложь и весь обман всплыл. Я подал заявление в милицию — Гайсина поймали и посадили в «Матросскую Тишину». Ввиду того что в тот момент, впрочем, как и сейчас, я был архизанятым (мне надо было куда-то лететь, открывать выставку), и вообще я не знал, что надо делать в таких ситуациях дальше (а надо было нанимать адвоката, ходить на суды и т.д. — я физически этого делать не мог), жулика подержали и в итоге отпустили. И тут он взялся мстить: стал придумывать всякие лживые истории, пытаясь их публиковать, снабжая их выкраденными из моей комнаты снимками… К сожалению, эти фотографии болтаются в Интернете до сих пор.

С просьбой рассказать, как все произошло, мы обратились к Андрею Дунаеву, который впервые дал комментарий по этому вопросу:

— Это неприятная история, которая случилась давно. В 2001 году я был в командировке в Ульяновске и встретился там с неким Александром Гайсиным. Он представился продюсером моего земляка Никаса Сафронова и предложил приобрести его картину. Я не был лично знаком с Никасом, но хорошо о нем знал как об известном художнике. Гайсин сказал, что на данный момент у него есть только портрет Владимира Путина, который недавно был избран президентом. Я приобрел этот портрет и потом, кстати, сделал галерею советских и российских руководителей.

При встрече я выразил сомнения, что Гайсин напрямую связан с Никасом, на что тот показал нотариально заверенную бумагу, написанную от имени Никаса, на продажу какой-то недвижимости. Я отдал четыре тысячи долларов в рублях и забрал картину в Москву. Но здесь один из моих знакомых, которому я ее показал, заметил, что оригинал он видел у другого известного человека, и, как он слышал, тот за эту картину заплатил намного больше. Я проверил картину — и выяснил, что это копия, напечатанная на принтере.

Через общих знакомых я вышел на Никаса и рассказал ему об этой истории. Никас был буквально шокирован и спросил моего совета, как же поступить. И я предложил ему обратиться в милицию, что он и сделал. Вероятно, после того Гайсин испугался и через ульяновскую желтую прессу перевел стрелки на Никаса: дескать, это было сделано по согласию с ним. Я никогда не давал интервью по этому поводу, и мне очень жаль, что есть такие журналисты, которые перед публикацией своих небылиц даже не поинтересовались, как все произошло на самом деле.

Но благодаря этой истории я подружился с Никасом, и уже около 20 лет мы дружим и встречаемся. Я собрал большую коллекцию его работ, но уже знаю, что у меня стопроцентные оригиналы.

— Никас, раз пошел такой откровенный разговор, давайте, чтобы поставить все точки над i, я спрошу и про Шаманова…

— Это вы имеете в виду слух, что я якобы его не рисовал? Это просто смешно! Вы спросите самого Владимира Анатольевича!

Мы позвонили Владимиру Шаманову, чтобы узнать из первых уст про создаваемый Никасом портрет. Позировал ли тот художнику?

Владимир Шаманов:

— Во-первых, мы с Никасом дружим много лет, а познакомились в тот момент, когда я баллотировался на пост губернатора Ульяновской области. При знакомстве он предложил мне написать мой портрет как Героя России. Я был очень занят. У меня не было времени для специального позирования, но я разрешил наблюдать и делать зарисовки. На протяжении долгого времени я видел, как он работает, и убедился, что Никас не терял времени попусту, а создавал собирательный образ во время наших встреч. Выполненным портретом я остался доволен.

Во-вторых, это безобразие, что от имени заслуженных людей без их ведома пишутся пасквили, которые потом без проверки перепечатываются некоторыми изданиями. Я никогда раньше не комментировал эту историю, но сейчас хочу поставить в ней окончательную точку.

— А что это за история о том, как обвинили в краже ваших картин бывшего директора Ленинского мемориала в Ульяновске Эдуарда Шабалина?

— Я пока не хочу про это говорить, потому что идет следствие. Это тоже крайне неприятная история, особенно учитывая, что все произошло все в том же городе — Ульяновске. Что здесь комментировать: человек залез и украл, идет следствие. Он делает все возможное, чтобы это дело было закрыто, но я надеюсь, что следствие во всем разберется. Я пытаюсь не опускаться до его уровня, чтобы потом не было ситуации: то ли я у него, то ли он — у меня, как оно обычно бывает, дескать, нет дыма без огня… Я человек милосердный — это он пытается очернить меня: дескать, я все придумал ради пиара! Пусть следствие закончится — и станет ясно, что к чему.

фото: Лилия Шарловская
С Дмитрием Дибровым.

— Когда вас вот так подставляют, о чем вы думаете, о чем жалеете? Чем вы вообще недовольны в жизни?

— Если отложить в сторону все вышеупомянутые жизненные коллизии и говорить о творчестве, то как любой профессиональный художник я в первую очередь недоволен тем, что не все успеваю, что хотелось бы… Да и когда работаю, я обычно недоволен конечным результатом. Всегда хочется еще что-то доделать. Хотя позже, глядя на свою готовую работу уже как бы со стороны, я убеждаюсь, что не так уж все плохо было мной сделано. Могу сказать, что ни один настоящий художник не должен быть доволен до конца — именно это ощущение и дает ему возможность все время совершенствоваться.

Что касается жизни вообще, то я сожалею, что мои дети в основном воспитывались без моего прямого участия. Я лишил себя самого красивого периода отцовства. Не гулял с ними в парках, не ходит с ними в бассейн, не рассказывал им истории или сказки на ночь, не проводил бессонные ночи, когда они болели… Но надеюсь, что еще испытаю и это.

— Какие у вас ближайшие планы, кроме того, чтобы в полной мере познать отцовство?

— Мои выставки в России посещают очень активно, с ними знакомится огромное количество людей, иногда по 30–40 тысяч зрителей бывает. Это действительно хороший показатель того, что мое творчество нравится, и люди получают удовольствие и радость, посещая мои экспозиции.

Из ближайших планов — продолжать выставляться не только в России, но и в Европе. В планах — выставки в Мадриде, в Португалии, во Франции… На сегодняшний день я хочу так организовать процесс, чтобы одна выставка с обновленными работами продолжала проходить по городам России, а вторая постоянно экспонировалась, так же обновляясь, по Европе и миру. Для этих выставок я подобрал порядка 100 картин, написанных в большей степени в стиле дрим-вижн, который я когда-то создал как новое направление в искусстве. Приятно, что одно европейское книжное издательство изъявило желание напечатать на английском языке для Европы альбом с картинами в стиле дрим-вижн.

— Что с той вашей историей, когда вас пытались «кинуть» с приобретенной в Турции собственностью?

— Используя мою доверчивость, меня действительно обманули на большую сумму. Но скажем так: с большими сложностями и вложением больших денег, используя многочисленные связи, мне удалось почти завершить эту ситуацию. До конца она пока еще не разрешилась, но я надеюсь в скором времени на самый лучший исход.

— Как ваша рука, что с пальцем, который вы повредили и лечили так долго?

— Да, долго лечил, около двух лет. И хотя сгибается палец не полностью, он рабочий. Я радуюсь хотя бы тому, что палец не болит, не ноет и не воспаляется. Пользуясь случаем, хочу поблагодарить всех, кто поддерживал, переживал и предлагал свою помощь в течение всего этого непростого для меня периода.

— Что пожелаете себе в день рождения?

— Силы, энергии, здоровья и внутреннего спокойствия. Чтобы все мои друзья, мои дети и близкие мне люди были живы и здоровы. И чтобы наша страна процветала и еще больше интересовалась искусством. Кстати, у меня сейчас проходят выставки в Улан-Удэ, Тольятти, Орле и Владикавказе. И ваш приход на них будет для меня самым большим и приятным подарком.