Cобачьи кучки на просторах Родины

Помоги любимцу не отравлять жизнь сограждан (и без того поломанную)  

Убрать за собакой на прогулке… Фи, фу! А так ли уж фи и так ли уж фу? К доброму делу ассенизаторства с четвероногим другом, как ни странно, быстро и легко привыкаешь. Оно входит в привычку, а привычки имеют свойство нести удовлетворение. Расскажу, как я пришел к этому, какова моя удивительная техника и в чем собственно кроется удовольствие, помимо пользы. Никакого морализаторства, и не дай мне Бог кого всерьёз задеть или обидеть. Убирать или не убирать – каждый решает сам. Но изложить свой мудрый взгляд целесообразно: кто-то задумается, а те, кто уже задумывались ранее, быть может, перейдут к общественно весьма полезным действиям. Или призадумаются еще больше. 

За первым французским бульдогом – тигровым Чаком, несгибаемым бойцом, умницей и аристократом, которого часто величали Профессором (на снимке) – я, как и почти все российские «собаколюбы», на прогулках не убирал. Да, я знал, что горожан бессобачных это злит, а некоторых и бесит. Да, путешествующие беспризорные фекалии – один из путей распространения инфекции и глистов. Даже почва плохо переносит возрастающую нагрузку: удивительно, но и для нее ежедневные кучки не столь безобидны, как принято считать в широких кругах. Но тогда, при жизни Чака, все эти знания так и не трансформировались в действо, в мои добрые дела на ближайших просторах Родины.  

Смерть Чака-Чакачки оглоушила звенящей пустотой, которую я уже через три недели с некоторой опаской и сомнением стал заполнять малышком Ирбичкой. Первые полгода малыш, как и Чаки, оставлял кучки, где придётся. При этом Ирбиска стремился уйти с тропы, сделать свои дела в сторонке. Я стал замечать, как же нас много развелось – собаководов – на фоне разочарования в людях, отсутствия идеалов и национальной идеи. Стал обращать больше внимания на то, как наши какающие любимцы, а точнее мы сами (они-то в этом смысле – дети природы и вполне беспомощны) напрягаем и без того напряженных людей вокруг себя. Запомнилось определение того безобразия, что остаётся после наших радостных прогулок, высказанное одной, надо признать, справедливо разгневанной и, тем не менее, оставшейся деликатной дамы. Она сказала: «после вас – мины замедленного действия». Да уж, после нас, собачников, остаются своего рода минные поля, не смертоносные, конечно, но гадкие, давайте уж смотреть правде в глаза. Инфекционно смертоносными или просто вредоносными они могут оказаться даже для наших самых дорогих на свете ушастых бегемотиков, не приспособленных Творцом чувствовать некоторые опасности скученного бытия. Так для того наша любовь и интеллект… 

Как-то покупая очередную игрушку любимцу, обратил внимание на пластмассовые совки. Но представил себе, как быстро совок загрязнится – фу! фи! Однако мысль заработала в нужном направлении. То ли всплыли какие обрывки знаний, то ли сам придумал – наверное, и то, и другое – но меня осенило, что на совок можно натягивать простейший полиэтиленовый прозрачный пакетик, в которых продается, например, хлеб. Хитрость в том, что пакетик по формату должен быть раза в полтора больше габаритов совка. Пакет легко надевается на совок – заранее, чтобы успеть его вовремя подставить. Если не успели – не велика беда, можно загнать фекалии на запакетированный совок ближайшей палочкой, веточкой или чем еще. Мало ли подходящего мусора в Белокаменной? Просто, если не успели подставить, дело становится чуть более грязным. Если любимец (шутки ради или в поисках приватной обстановки) выбрал себе какое-то уж больно неудобное, например, травянистое, место для отлавливания его испражнений или кочку, что ж, иногда можно сделать исключение и оставить его метку без внимания. 

Итак, допустим, вы приобрели сноровку и поймали момент. Это несложно. Пакетик с совка аккуратно выворачивается наизнанку, и вся гадость остается надежно изолированной внутри. Я изучил расположение окрестных мусорных баков (в урны стараюсь не бросать – кому-то доставать), несу пакет к ближайшему баку и бросаю с чувством выполненного дела. Кстати, потом я пришел к тому, что и совки-то вовсе не обязательны, есть другая, еще более гениальная в своей простоте, технология и таскать с собой лишних предметов не надо. О ней чуть позже.  

Собственно, во всем этом деле главное – не технические навыки, которые приобретаются на раз, а психологическая работа с собой, моральный настрой. Вот, например, я люблю проделывать домашнюю работу с беспроводными наушниками на голове. Вроде посуду моешь, а вроде бы и джазовые импровизации или новости поглощаешь. Главное – научиться получать удовлетворение/удовольствие от, казалось бы, малоприятного, повторяющегося, рутинного действия. По-моему, это эффективнее, чем убеждать себя в общественной значимости поступка, хотя и это, конечно, не помешает. В результате уборка за питомцем становится приятной привычкой, а не стремлением возвыситься в собственных глазах или показать себя с лучшей стороны окружающим. Их позитивная оценка становится делом десятым, главное – получить удовольствие от правильного привычного действия. Делай как должно, и пусть будет, что будет. Тем более, что оценка со стороны, как это ни удивительно, не всегда позитивная следует. Однажды, только мой Ирбис уселся под деревом, а я подложил газету, ко мне подошел пожилой человек с пуделем. Я свернул газету, а он сказал назидательно, как старший по возрасту: «Убирать надо только с асфальта. И то достаточно просто разбросать дерьмо в разные стороны. Убирать с земли – глупо, с нее же само все смоется». В общем, совет в духе армейской логики. Когда солдат жалуется офицеру, что болит голова, ему надо сказать: чему там болеть, это же кость!

Ладно, теперь подробнее о технической стороне. После того как я потерял второй совок и еще не успел купить третий, я еще более упростил это несложное дело. Поскольку привычка убирать на улице стала такой же «неотвратимой», как привычка мыть лапы после прогулки, я с утерей совка стал просто подбирать при выходе с собакой из подъезда газету или подходящую по формату рекламку. Бумага заменяет пусть и небольшую, но возню с совком и пакетами, особенно с их строго аккуратным выворачиванием наизнанку для изоляции содержимого. С газетой куда проще. У нас они из почтовых ящиков выбрасываются владельцами в специальную коробку в подъезде, из которой их потом извлекает дворник. Самые удобные – рекламные газеты формата А-3. Слишком толстые не удобны для сворачивания, лучше взять часть. В общем, при желании – пристреляетесь. На самом деле, тут главное – выработать психологическую зависимость от уборки. 

Газета – будь она черно-белая, цветная, серьезная или бульварная – при формате А-3 складывается вдвое, а при формате А-2 – вчетверо. Ушастого лучше вывести на поводке, чтобы он не удалился от вас при отправлении естественной надобности, так, чтобы вовремя подложить на землю сложенные листы (держать в руках не надо, хотя, если очень хочется – вэлком).  

Французский бульдог, а у меня всегда фрэнчики, бывает непоседливым в этом деле, поэтому, когда он пристраивается, за ним надо следить и при необходимости корректировать диспозицию газеты – тогда точность гарантирована. Если же он и вы промахнулись, то можно: а) взять в руки палочку или другой подходящий предмет/мусор и загнать ей/им кучку или ее большую часть на газету; б) оставить все, как есть, но тогда останется и осадок от неудачи. После этого собаку можно похвалить за содеянное и спустить с поводка. Затем бумажные листы уже с содержимым аккуратно складываются по длине и транспортируются к ближайшей помойке. На худой конец сойдет и урна. В случае второго «бомбометания», например, по дороге к помойке: а) та же газета раскладывается и вновь складывается уже c прибавлением; б) при выходе из подъезда берутся две газеты. 

Мне повезло с Ирбисом (конечно, не только в этом), что у него долго не задерживается – обычно в первые три-пять минут после выхода. Лучше не отвлекать ушастого игрой, пусть сначала дело сделает. Но если не сразу сделает, тоже не страшно, надо научиться выхватывать газету из кармана или совок с натянутым пакетом как ствол из кобуры. Ну, насчет ковбойского выхватывания – это я так, больше для красного словца. Если захочешь, все получится, а какие-то исключения – не страшно.  

Хочу сообщить, что лично мне долго не удавалось увидеть, чтобы кто-то еще убирал за собакой. Несколько человек с собаками и без подходили ко мне и высказывали свое «восхищение». Один восхищался мной прямо с балкона, оказывается, он давно наблюдал. Но лишь одна дама последовала примеру, а я никого «не воспитывал». Есть популярное воззрение, что изменить можно только себя и через это слегка изменить мир. Много малых изменений ведут к большому.  

Огорчает, что проблема с годами усугубляется – собак все больше и будет еще больше. Вездесущие кучки, как я уже писал, не только неприятны, они опасны, в том числе для достаточно хрупкого здоровья четвероногих нюхальщиков. Получается, что собачников и в самом деле надо бы штрафовать, тогда всё быстро придет в норму. Только полицмейстеров не хватит, поэтому штрафы нам не грозят. Обладатели четвероногих друзей никак не возьмут в толк, что времена изменились: когда-то собак в городах было не так уж много, потом их стало много, теперь очень много – они просто на каждом шагу, а что будет лет через пять – одному Богу известно, но и человеку ясно, что поголовье еще возрастет. Это как с канализацией. В деревеньке, где людей раз-два и обчелся, можно обойтись простейшими изобретениями. Но городам без канализации – крышка. Никакая медицина не спасет. Боюсь, что и с собаками дело идет к тому, что или мы начнем в массовом порядке помогать любимцам, или нас сживут со света разгневанные горожане. И правильно сделают.

Вот какие «профессиональные» вопросы часто возникают в ходе «тематических» разговоров с собачниками на улице и на форумах. Выделю их курсивом и отвечу:

1. Он делает это не на тропинке, а в сторонке. По-моему это не столь важно. У нас же не глухая тайга, и разве наши собаки носятся только по тропам? А дети, а мы сами? А вспомните весну, когда все потечет. Согласитесь, что изгадить «укромные местечки» – тоже не лучшее дело. 

2. Что делать с лужицами? Предлагаю их игнорировать, это выше наших возможностей, да и ущерб не велик. И претензий со стороны к ним почти нет.  

3. За границей тоже много кучек. Ну, это смотря в какой загранице. И вообще черт бы с ней, с заграницей.  

4. До наших привычка убирать не скоро дойдет, поэтому и я не буду. Да, иногда говорят, что «один в поле не воин». В таких случаях отвечаю: я в грязном деле, по крайней мере, не участвую. На самом деле сдвиги в массовом сознании все равно идут, другого пути просто нет. Своим примером мы можем чуть подстегнуть цивилизационный процесс. Но лично я больше думаю не об ускорении прогресса, а о том, что я в чем-то явно неправильном, негативном не участвую. 

5. Собака привыкнет к газете на улице и может наделать на валяющуюся газету дома. У меня такой проблемы никогда не возникало, по-моему, она надуманная. Мои бульдоги газет дома не выискивали, есть у них дела поважнее. Например, полежать-поразмышлять о важной роли бульдога в жизни человека.

6. А если стул жидкий, с газеты потечёт... Если жидкий, то просто проигнорировать. Не надо фанатеть, пусть будут исключения, лишь бы правило возникло. 

Ну вот, вроде бы все по этой не самой вкусной теме. А милейшему Ирбису пора на улицу.

Ерлан Журабаев, фото автора 

просмотров: 12513



Комментарии пользователей