Навигатор не знает о взорванных мостах

Навигатор не знает о взорванных мостах

В последний раз я была в Первомайске в августе 2018 года. И вот что нужно знать о жизни в прифронтовом городе.

Дорога домой

Чтобы въехать в Луганскую народную республику, через Изварино, например, нужно простоять в колоне на границе в среднем 5 часов, пройти все формальности, заполнить пассажирскую таможенную декларацию и убедить мамочек с детьми не ссориться с таможенниками и пограничниками. Мамочек можно понять: провести с ребенком столько часов в машине за отсутствием какого-либо туалета очень непросто.

Здесь, в Изварино четыре года назад закончилась ликвидация изваринского "котла", где погибли не только военные, но и мирные жители.

Если «посчастливится» попасть в вечернюю пересменку на посту – можно смело добавлять к дороге ещё час. После пересечения границы добавляем еще полтора часа к тому, что показывает навигатор: дороги почти по всей республике, кроме разве что Луганска, ужасные. Полностью полагаться на навигатор не стоит, он не знает, какие мосты взорваны.

В областном центре стоят два блокпоста: на въезде и выезде. Особых пометок перед ними нет, а значит, нужно быть чертовски внимательным, чтобы не разбиться о бетонные плиты в темное время суток.

В Первомайск мы въехали ночью, когда особенно заметно насколько безлюдным стал город.

Как все начиналось

Война здесь началась 22 июля 2014 года. В 10 часов утра совсем близко мы услышали глухой удар. Все знали, что соседний город уже занят, но продолжали верить, что нас-то это не коснется.

Чуть позже послышался визг быстро приближающегося самолёта. Я тогда осталась одна в нашем маленьком пыльном погребе на самый долгий и самый страшный час в своей жизни. Я слышала визг самолёта, вой сирены, которая заработала слишком поздно, стрельбу. Казалось, будто по крыше дома рассыпалась щебёнка.

Дальше мы последовательно лишились воды, газа и света. Мы готовили суп на мангале и спали в погребе, который для этого совсем не приспособлен. Через восемь дней в перерыве между обстрелами нам удалось вырваться из города.

Раны города

Поврежденные дома активно восстанавливают, выделяются работники и материалы, но последних катастрофически не хватает. В пятиэтажку, где жили друзья нашей семьи ещё вначале войны влетел снаряд и здорово ее повредил. Жить там было невозможно. Знакомые поселились в доме, хозяева которого уехали вначале войны. Поврежденную этажку снесли и все никак новую не построят.

Пострадало здание Менжинской больницы, под которым люди укрывались во время первых обстрелов. Рядом с ним похоронили женщину, у нее не выдержало сердце. Далеко уходить от убежища никто не решался. Здание так и не восстановили.

Таких «ран» на теле города много. «Фотография честнее слов», - говорил Андрей Стенин, фотокорреспондент, погибший во время обстрела на Донбассе.

Жизнь города

Магазины и кафе города работают в среднем до 15-16 часов. Есть, правда, исключение – пиццерия, которая работает до 22. В послеобеденное время город кажется мертвым, людей почти нет. Комендантский час начинается в 23:00 и заканчивается утром в 04:00, за его нарушение положен штраф

Но все не так плохо, на городском пляже появился wi-fi, которого не было в мирное время. Город, словно феникс, пытается ожить.

Символом любви горожан к жизни можно назвать цветы, а точнее розы. Они повсюду. Упрямые цветы разрастаются за пределами клумб и уже захватили весь город. Во двор моей родной школы влетел снаряд, разорвался и раскидал куски асфальта, оставив дыру. И что же появилось на месте воронки? Клумба.

По дороге Первомайск-Луганск в обоих направлениях парочками катаются машины ОБСЕ и Красного креста. Гумпомощь выдается в виде продуктов украинского производства в коробках Красного креста. В наборе масло, гречка, чай, сахар, тушенка, мука и еще некоторые продукты. Такая помощь положена по разным основаниям: по разрушению, многодетным семьям, инвалидам, по прописке в местах, где ведутся активно обстрелы.

Братья наши меньшие

Отдельная тема – животные. В 2014 году, когда люди пытались поместить всю свою жизнь в сумки и спастись, домашние животные оставались без хозяев. Все ехали, чтобы «переждать» пару недель и вернуться обратно. Соседям отдавали весь корм, деньги и умоляли, чтобы те заботились о животных. И те, кто не уехал еще долго начинали свой день с готовки огромного чана каши и обхода 4-7 дворов.

Моя бабушка очень боится собак, но соседский огромный пес провалился в яму, ослаб и не мог выбраться. Каждый день бабушка спускала ему воду, хлеб и что-то со своего стола. Со временем пёс окреп и вылез. Бабушку обожает.

Дорога обратно Этим летом я уезжала из города с надеждой и хорошими мыслями, ведь город идет на поправку. Но в день нашего отъезда около полудня начался очередной обстрел. Мы успели уехать достаточно далеко и не слышали разрывов, узнали потом от родных.

На фото: Меньжинская больница после бомбёжки

просмотров: 3237



Комментарии пользователей

Оставьте ваш комментарий