Звёздный мордобой: будут ли последствия?

Николай Яременко
Журналист, автор книг о спорте, главный редактор интернет-радиостанции Komanda.com

32 года назад случился один из самых позорных и скандальных эпизодов за всю историю Советского Союза. Вечером 28 мая 1987 года в «сердце» страны — в Москве у стен Кремля приземлился самолет-«нелегал», которым управлял молодой немец Матиас Руст.

Очень мне не нравится, когда какое-то неординарное явление пытаются вписать в общий, обезличенный ряд ему подобных. Алексей Немов – уникальное явление в нашей спортивной жизни и говорить о нём в жанре «понапокупали себе дорогих машин и теперь по-хамски ездят и паркуются, где хотят», наверное, всё-таки неправильно. Всё, что четырёхкратный олимпийский чемпион имеет, заработано не просто потом и кровью – заработано ценой таких травм, что, по сути, спортсмену после завершения карьеры впору с наградами и призовыми ещё и инвалидность присуждать.

Да, всё это не оправдывает его разборок с молодыми и физически крепкими провокаторами-«стопхамовцами» и уж точно не даёт ему никакого права нарушать правила дорожного движения. Но факт остаётся фактом: накинулся с кулаками на отморозка – дал повод себя поставить с ним на одну доску. Оправдания приниматься не будут.

Медали – не оправдание. Алкоголь – тоже не оправдание.

Да, наш прославленный чемпион немного может себе позволить злоупотребить. А вы поживите с такими болями в спине, не желаете?

Вспоминаю, как на одном из камерных банкетов-приёмов наливаю себе в бокал «вискарика» и ловлю взгляд Алексея.

– Что будете? – спрашиваю. – В смысле, что пьёте?

– Всё пью, – буркнул наш олимпиец.

И в самом деле, пусть и под присмотром супруги Галины, но попробовал он в последующие часы застолья абсолютно всё, что только можно было попробовать. Без Галины, увы, он не просто пробует.

Но все его пьяные загулы вовсе не отменят того факта, что к Лёше Немову я испытываю искреннюю симпатию. И поясню, почему: он не забронзовел, не возвёл себя на пьедестал – сколько он ни бывал у меня на интервью, всегда искренне волнуется и немного, похоже, даже нервничает. Искренность и скромность, согласитесь, подкупает. И это вовсе не наигранное. Он и разбирался с малолетним дебилом, который стоял у его машины, точно так же искренне. Не работал на камеру, которая фиксировала всё происходящее, а просто давал волю эмоциям. Стоит провокатор – значит, бьём по морде. Наверное, это неправильно. Но я анализирую не соответствие лёшиных поступков морально-этическим нормам, а пытаюсь понять их природу.

Противоположная сторона в этом конфликте мне симпатична ещё меньше. Провокаторов надо наказывать. Если их назойливое прыгание и постукивание по машине приводит к тому, что в машине начинают заходиться в истерике дети, то чем они лучше тех коллекторов, что бросают в окна бутылки с зажигательной смесью? Я против тех, кто паркуется по-хамски, но бороться с ними должны не назначенные кем-то сверху санитары леса (при этом отрабатывающие весьма приличное финансирование), а те, кто должен это делать по закону. Будет работать ГИБДД – никакие стопхамовцы не понадобятся. Во многих странах мира не паркуются во втором ряду не потому что рядом с дорогами могут повстречаться какие-нибудь проплаченные активисты, а потому что официальные структуры приучили к неотвратимости наказания.

Осуждать Галину за то, что в комментарии начала рассказывать, как её супруг разбил о тупую морду дебила свои золотые часы и ему пришлось их теперь сдать в бутик, не буду. Она не Ольга Бузова, которая через своих представителей отказывается давать комментарии по делу своего безмозглого супружника Дмитрия Тарасова с его дурно понятым патриотизмом – Галина помнит о главном: муж и жена – одна сатана (хотя суды и требуют теперь иногда от СМИ опровергать пословицы и поговорки: Семья – основа основ: если в жизни твоего мужа случился труп, то сначала помогаешь закапывать и прятать, а потом уже разбираешься. Это моё глубочайшее убеждение, даже если оно кому-то покажется экстремистски окрашенным.

А вот по Алексею хочется сказать ещё пару слов. При том что он по-прежнему воспринимается мной с симпатией, но с неотвратимостью наказания надо бы столкнуться и ему. И я вовсе не о наказании от этих отморозков.

У Алексея есть сейчас весьма симпатичные рекламные контракты: то вклады в банках рекламирует, то ещё что-то. Мужчина он узнаваемый (если его не узнал неадекват с наклейкой, то это в первую очередь характеризует вовсе не Немова, а как раз этого неадеквата), с улыбкой доброй и открытой. Такому точно в рекламе доверять будешь. Когда у зарубежных спортсменов или околоспортивных людей случаются косяки, большие и малые – первым делом прекращаются рекламные контракты. Спонсоры следят за своим имиджем. Писториус остался без контрактов не тогда, когда был официально осуждён, а когда только стало известно о странном убийстве в его доме. Английский футболист едва оказался заподозрен в сексе с несовершеннолетней – отцеплен отовсюду (и это при том, что мы вовсе не знаем всех деталей: может, она сама им овладела, не предупредив о собственном возрасте). Погрязла в скандалах легкоатлетическая федерация – спонсоры прекратили выплаты практически сразу. У нас же ситуация совсем иного коленкора: произнёс Дмитрий Губерниев пять лет назад свою обсценную тираду в адрес Вячеслава Малафеева – с рекламных щитов Диму (не помню уже, что именно он тогда рекламировал, но улыбался нам в ту пору с плакатов ещё долго) никто не снял.

Не мы должны осуждать Алексея (правда, и не стоит нам кричать «Руки прочь – он легенда наша!», как это делают иные наблюдатели и даже высоким штилем слагающие оды колумнисты: Банки и прочие рекламодатели должны сами сказать: «Лёша! Спасибо! Ты лучший, но мы пока что притормозим». И вот когда у спортсмена в кармане неожиданно образуется весьма ощутимая прореха, тогда он двадцать раз подумает… Нет, подумает не прежде чем бить по мордам кому-то, кто этого даже заслуживает, а просто перед тем как оказываться в ситуациях, которые могут кого-то спровоцировать, в ситуациях, где он не прав сам. Так что это экзамен вовсе не для Лёши, а для иных структур.

Другие записи в блоге