У Путина обнаружился тайный толстый телефон

Как президенты ведут переговоры по спецсвязи

26.09.2019 в 16:55, просмотров: 134008

После публикации телефонных переговоров Трампа и Зеленского мы озадачились вопросом — а какова технология подобных бесед президентов? Выяснилось, что, например, Владимир Путин может поговорить с иностранным лидером даже из полевых условий: по «мобильнику, который на вид толще обычного». А экс-президент Киргизии Аскар Акаев рассказал нам, что при нем переговоры никогда не записывались.

У Путина обнаружился тайный толстый телефон

Звонок через военный спутник

За телефонные переговоры президента в нашей стране отвечает Служба специальной связи и информации ФСО России. И нет в стране, как оказалось, более таинственной структуры. Все, что вы можете почерпнуть из открытых источников, - что возглавляет ее генерал Владимир Белановский (сам по себе весьма загадочная личность со скрытой биографией).

-- Вообще все, что относится к телефонным переговорам главы государства, связано с большой секретностью, - говорит источник в Кремле, разбирающийся в «телефонной» теме. - И надо понимать, что есть личные разговоры, а есть официальные. Последние ведутся строго с соблюдением протокола. Президент любой страны не может вот так просто взять и позвонить Владимиру Путину, набрав какой-то номер.

- Потому что у того при себе нет мобильника?

- Не только. Повторюсь, есть протокол, где прописаны все эти моменты. Так вот согласно нему, инициатор разговора (не сам, а его представители) обращается с предложением (и не напрямую к адресату, а к его представителям). Все это по дипломатическим каналам, как вы понимаете. В предложении указывается время и тема разговора. Если вторая сторона согласится, то беседа состоится. А если нет, то инициатору вежливо передадут что-то вроде «на согласование разговора требуется время».

- Допустим, обе стороны хотят поговорить. Как быстро это может произойти?

- Сразу же.

- А если президент не в кабинете? Если до стационарного телефона далеко?

- Никаких проблем. В его машине есть целая телефонная станция. Кроме того у офицеров, которые отвечают за его охрану, при себе есть спецсвязь.

- Выглядит это так — ему приносят мобильник, а на другом конце провода уже ждет человек?

- Примерно. Мобильник не простой, он немного толще тех, что используем мы. Предусмотрено несколько уровней защиты, в том числе от искажения сигнала и прослушки. Вероятность того, что официальный разговор глав двух держав будет перехвачен — нулевая. Вообще спецсвязь ФСО пользуется военными спутниками. Сигнал (даже если его кто-то поймает) зашифрован с использованием секретных разработок. На расшифровку потребуется не один год. Это ответ на вопрос — почему ни один из телефонных разговоров Путина не был ни перехвачен, ни обнародован иностранными разведками.

- Общение президента с иностранным «коллегой» происходит без переводчиков?

- Обязательно с переводчиком. Даже если оба президента отлично знают общий язык. Этот момент записан в протоколе.

- В случае какого-то недопонимания всегда можно сказать, что это особенности перевода?

- Точно подмечено.

- А переводчик должен быть рядом с президентом? И как происходит перевод? Они передают друг друг трубку?

- Переводчик находится на телефонной линии (а сидеть он может у себя в кабинете в МИДе, например). Кроме него, там могут быть технические специалисты, следящие за качеством звука.

- И все разговоры записываются?

- Конечно. Причем, аудиозаписи обычно есть у обоих сторон.

- Теоретически может быть обнародован какой-то старый разговор Путина и Трампа?

- Если этого захочет одна из сторон. Что точно исключено, повторюсь, — это перехват переговоров. Но никогда нельзя списывать со счетов вероятность предательства.

Хранители телефонных бесед

В прошлом году американская библиотека Билла Клинтона опубликовала стенограмму телефонной беседы тогдашний президентов двух держав Бориса Ельцина и Клинтона от 8 сентября 1999 года. В документе, к слову, упоминается Путин. Так случилось что именно во время этого телефонного разговора Ельцин рассказывает Клинтону, почему выбрал его своим преемником. Если такие стенограммы есть у них, то должны быть и у нас?

- Этого документа в нашем фонде нет, увы, - говорит заместитель генерального директора Президентская библиотека имени Ельцина Валентин Сидорин. - Американцы нам его в собственность не передавали. И к нам изначально стенограммы других телефонных переговоров Ельцина не попадали. Они хранятся в других местах (по данным «МК» - в архиве СВР- прим. автора).

Связано это с несколькими вещами. Во-первых, у них библиотека мемориальная, она вся посвящена событиям времен правления Клинтона, а у нас просто носит имя Ельцина, но посвящена в целом российской истории.

Когда американский президент уходит в отставку, то все документы, связанные с его деятельностью, попадают в мемориальную библиотеку. У нас такой практики нет. Мы нацелены на другое.

К слову, сейчас мы занимается архивированием для сайта «Кремлин.ру». В наш фонд попали стенограммы общения некоторых лидеров, в частности Сталина. И самый интересный документ — записи со встречи летом 1941 года Иосифа Виссарионовича с представителями дипкорпуса США и Великобритании. Разговор шел о поставках в Советский союз оружия и т.д. Но это стенограмма именно встречи, а не телефонного разговора.

И все же был в современной России случай, когда по инициативе российский властей было обнародовано содержание телефонного разговора Путина и Баррозу. Произошло это после того как Баррозу на саммите ЕС заявил, якобы во время разговора с ним Владимиром Путиным пригрозил «взять Киев за две недели».

«Мой шеф хочет поговорить с вашим»

В скандале с обнародованием разговора Тампа и Зеленского пытались обвинить переводчика. Ходят слухи, что это он первоначально «слил», о чем беседовали президенты, ну а потом уже документ потребовали обнародовать.

- Вряд ли это возможно, - комментирует легендарный переводчик, советник 1 класса в отставке МИД Андрей Вавилов (переводил Ричарда Никсона, Леонида Брежнева и т.д.). - И точно ли был переводчик? С чьей стороны?

Попробуем представить, как все происходило (в упрошенном виде, конечно). Помощник Зеленского пишет помощнику Трампа в духе: «Мой шеф хочет поговорить с вашим. Давайте договоримся о времени». Назначают время.

По параллельной линии разговор слушают оба помощника и подключен переводчик. Хотя я читал опубликованную стенограмму. Там не понятно, на каком языке говорил Зеленский.

В любом случае после разговора стенограмма, по сложившейся практике, ложится в досье. И не обязательно ее потом читает участник разговора. Вообще это секретный документ. Как его вытащили без согласия каждого из президентов? Как бы то ни было, не считаю, что Трамп что-то ужасное просит у Зеленского. Криминала в его словах не вижу.

Глазами президента

Первый президент Киргизии Аскар Акаев прокомментировал «МК» переговоры глав Украины и США, Владимира Зеленского и Дональда Трампа, а так же рассекреченную стенограмму их телефонного разговора. По его словам, американский лидер повел себя крайне корректно, хотя сам факт записи телефонного разговора стал неожиданностью.

- Аскар Акаевич, по вашему опыту, как проходят телефонные переговоры между президентами?

- Во время телефонных переговоров присутствие помощников не обязательно. В том числе не нужен переводчик, если оба президента не нуждаются в нем. Но оказывается, что телефонные разговоры президента США записываются. Для меня это стало открытием, потому что я никогда этого не делал, хотя телефонных переговоров было много. В частности, у меня была прямая связь с главами всех членов СНГ.

- А как проходят очные встречи?

- Там всегда присутствуют помощники и советники. Размер делегации может достигать 10-15 человек. В нее входят министры, помощники и так далее. Все зависит от характера встречи. И обязательно ведется запись.

- Эти люди присутствуют в качестве статистов, которые слушают и записывают, или они тоже принимают участие в обсуждении каких-то вопросов?

- Министры призваны помогать своим президентам. Президент обращается к своим министрам по конкретным вопросам, они разъясняют ситуацию, напоминают ему о чем-то и так далее. Пассивной их роль точно не назовешь, они очень важны.

- По вашему опыту, переговоры с США чем-то отличаются от переговоров с представителями других стран?

- Абсолютно ничем. Протоколы межгосударственных встреч похожи друг на друга. Если кто-то захочет оказать давление, он сделает это не за столом переговоров, а пошлет какого-нибудь помощника или своего советника. Вот он может приехать и начать угрожать, что в случае невыполнения какого-то требования вас будут ждать очень серьезные последствия.

Поведение Джо Байдена в этом смысле все же является уникальным случаем. Вице-президент США давил на главу Украины, чтобы тот уволил своего генерального прокурора. Причем он сам рассказывал об этом в интервью СМИ. Я не помню подобных случаев в истории международных отношений.

- Из опубликованной стенограммы, по-вашему, можно сделать вывод, что Трамп каким-то образом давил на Зеленского?

- Я услышал другое. Трамп, вопреки сложившему в СМИ образу, очень вежливо попросил своего коллегу разобраться с одним уголовным делом, которым интересуется даже не он сам, а определенные круги в США. Это предельная деликатность.

Читайте материал «Публикацией тайных переговоров Трамп преподал Зеленскому урок»