Андрей Царь: «С Лободой у нас была философия»

Режиссер церемонии ZD AWARDS обещает «невиданное»

Конечно, любой «поп-король» или «поп-император» мог бы застрелиться за паспорт с фамилией Царь. За метрику от рождения, так сказать. Чтобы уж не прятать за самопровозглашенными титулами «плебейскую» родословную и чтобы уж ни у кого язык не повернулся язвительно обшутить, сально обхабалить или саркастически хмыкнуть. А вот Андрей Царь, несмотря даже на абсолютно роялистскую породистость, не стал ни поп-королем, ни поп-императором. И, в общем-то, не хотел, хотя до мозга костей человек творческий. Был востребованным танцором, теперь востребованный сценограф и постановщик шоу.

Режиссер церемонии ZD AWARDS обещает «невиданное»
Ведущий «ЗД» Артур Гаспарян и Андрей Царь зовут всех на праздник. Фото: архив «ЗД»

Царь — режиссер грядущей 28 февраля и долгожданной церемонии ZD AWARDS-2018, восходящая звезда подлинно современной сценографии и режиссуры, а для светских хроникеров еще и лакомый герой звездных хроник, поскольку он отец семилетней Евангелины, первой дочери Светланы Лободы. Хотя эту ипостась не то что прячет, но не выпячивает вообще, избегая, как и суперзвездная мама, каких бы то ни было размусоливаний и комментариев. Известно только, что до сих пор малышка счастливо и заботливо воспитывается обоими родителями, хотя вместе они уже не живут.

В Москве его увидели первый раз на «Евровидении 2009» — приглашенным танцором в балете, сопровождавшем выступление как раз Лободы, мало кому тогда известной посланницы Украины. Фривольный номер Be My Valentine, поставивший многих критиков в тупик сомнений — не перепутала ли артистка конкурс европесни со стриптиз-клубом? — не снискал большого успеха, заняв 12-е место. Кстати, вслед за Россией, которая тоже с украинской певицей Анастасией Приходько, песней Константина Меладзе «Мамо» и номером в стиле геронтологического хоррора — полной противоположностью разнузданно-сексапильной Лободе — наскребла 11-ю позицию. Но в приглашенном танцоре многие, включая саму Лободу, разглядели тогда большой талант, который позже вылился не только в общего ребенка, но и в плодотворную работу в киевском балете Freedom, ведущим, пожалуй, коллективом в жанре современной хореографии, а также совместном творчестве.

Андрей Царь и Светлана Лобода с новорожденной Евангелиной.

Царь стал и любимцем клипмейкеров, особенно режиссера Алана Бадоева, громкие работы которого со многими ведущими исполнителями взорвали поп-сцену в начале 2010-х. В видеофильме Mademoiselle Zhivago с Ларой Фабиан и песнями Игоря Крутого г-н Бадоев выжал из яркой фактуры танцора все до последней капли, заставляя талантливого красавчика не только танцевать, но и украшать собой эротические сцены самых разных ориентаций. Да, тогда с «духовными скрепами» было все еще не так дремуче…

Как птица вольная Андрей Царь тем временем «вырвался из плена» устоявшихся клише, найдя новое призвание в эстрадной режиссуре, добился на этом поприще заметных результатов, стал желанным постановщиком для многих ведущих исполнителей. Грядущая церемония ZD AWARDS — еще один эксперимент и вызов для Андрея, так что размах на церемонии будет поистине Царским. Передовой сценограф признался, что благодаря «ЗД» осуществил «давние и дикие задумки» для номеров многих топовых артистов.

— Андрей, расскажи, пожалуйста, о трансформации из артиста балета в сценографа и режиссера…

— Все происходило постепенно, в том числе на разных телепроектах, таких как «Фабрика звезд», «Шанс» у нас в Украине… Когда танцоры были не нужны, и мы просто сидели, мне было всегда интересно наблюдать за работой режиссеров. Лена Коляденко, руководитель нашего балета Freedom, тоже ведь режиссер. Я просто наблюдал, и мне это резонировало. В какой-то момент начал накидывать не только танцевальные, хореографические идеи, а и режиссерские. Начал помогать режиссерам на площадке в работе с артистами. Так плавно все и переросло, даже сам не заметил. Просто понимал, что мне это нравится и близко.

— Есть ли любимые режиссерские работы, которые ты держишь на особом счету в послужном списке?

— Не только музыкальные премии, в постановке которых я участвовал, но и так называемые dinner-show (по сути классическое варьете или кабаре. — Прим. «ЗД»), которые я ставил в разных странах, спектакли оригинального или циркового жанра. У нас культура этого не очень сильно развита, но я этому направлению уделяю много внимания. На заграничных примерах можно учиться, что такое характер, образ, грани, и я очень многому научился именно в том, что касается режиссерской философии... Из любимого? Я бы выделил для себя, например, премию МузТВ прошлого года. До этого, конечно, тоже были интересные режиссерские работы, но это — своеобразная точка отсчета для самого себя.

— Какое значение или влияние на результат имеет, скажем, личность артиста, если идет работа над «именным» номером? Есть ли любимчики или артисты, с которыми ты как режиссер никогда бы не стал работать?

— Есть же противные артисты, да?

— Еще как есть!

— А для меня это всегда как вызов: вот я его уговорю принять какую-то мою идею, знаю, что ему это понравится. Наоборот, беру таких артистов. У меня нет такого, что с кем-то хочу, с кем-то не хочу. Для меня очень важно при общении с артистом почувствовать его, понять, о чем он. И как вызов самому себе — предложить идею, от которой он не смог бы отказаться.

— Какими Царскими сюрпризами побалуешь нас на ZD Awards?

— Много сюрпризов, но я бы не хотел их все раскрывать. В первую очередь это будет концептуально — в смысле подхода к артистам, к идеям номеров. Будет и оригинальный жанр, и танцевальный, много передовой графики, 3D, дополненная реальность, и реквизитом, конечно, будем играться… В общем, много всего.

— Как «хоста» церемонии у меня уже дух захватывает! Может, не раскрывая деталей, хотя бы упомянуть кого-то из звезд, номера которых ты особенно выделяешь для себя?

— Если честно, я выделяю каждый номер, поскольку вложены душа, фантазия, эмоции… Ани Лорак, «Руки вверх!», Оля Бузова, Алена Свиридова, Cygo, Глюкоза, Artik & Asti, Денис Клявер, IOWA, Владимир Пресняков, Александр Панайотов… Некоторые артисты сами подготовили свои номера, как, например, Валерий Леонтьев, Дима Билан, Анита Цой, Alekseev, и сделали это настолько здорово, креативно и талантливо, что мы решили им не мешать, ничего не менять. Дело ведь не в принципе, а в результате.

— Как и обещал, о личном ни слова, но ведь со Светланой Лободой тебя связывали и творческие отношения?

— Конечно. Мы с ней работали с 2010 по 2014 годы. Поставили много номеров — и для клипов, и для сцены, и для концертов, и для различных церемоний.

— Что-то можешь выделить из этого как «вау!», как прорыв?

— Для меня вообще работа со Светой была прорывом в целом — личным, творческим. У нас была команда, очень крутая, остается до сих пор, и мы поддерживаем общение. Были правила. Например, два раза в год я должен был обязательно приносить новые идеи — в хореографии, в стилистике, в образах, в костюмах. Мы все время репетировали, развивались, йога, классический танец… Это не была узконаправленная работа только на номер или конкретную постановку. Для того чтобы быть круче, надо постоянно совершенствоваться, расти над собой. Такая была философия. Не могу отметить конкретный номер, проект, это давно уже было. Но такая работа в целом была для меня большим прорывом. Мы искали, творили — насколько знали, понимали, чувствовали.

— Полагаю, что те кирпичики тоже лежат в основе феноменального взлета суперстар Лободы, который мы наблюдем сейчас. Ты вспомнил церемонию МузТВ, на которой как раз состоялась громкая сценическая премьера номера SuperStar. Тоже имел к этому отношение?

— У Светы сейчас крутая команда — хореографы Денис Стульников, Костя Гордиенко и, конечно, Нателла Крапивина, которая все курирует. Они были там со своей идеей. А у Светы никогда не бывает плохих идей, я это точно знаю. Мы, конечно, виделись. Как режиссер церемонии я совсем чуть-чуть чем-то помог, но это было больше как тандем. Номер получился общими силами.

— Есть ли особенная амбициозная цель?

— Амбиции, наверное, это крутая штука, но в своей жизни я понял, что главное — духовный мир, внутренние ценности, для которых именно амбиции играют не очень хорошую роль.

— Неожиданный ответ для человека из шоу-бизнеса.

— Я, конечно, давно работаю в шоу-бизнесе, больше десяти лет, но творчество люблю больше.

— Тогда ты по адресу! До встречи на ZD AWARDS!

Сюжет:

100 лет «МК»

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №27911 от 22 февраля 2019

Заголовок в газете: Андрей Царь: «С Лободой у нас была философия»