Легче будет не скоро: что показала прямая линия Путина

Россия без грима

20.06.2019 в 17:46, просмотров: 34565

“Когда жизнь наладится, хотя бы чуть-чуть?” - самый главный вопрос “Прямой линии с Владимиром Путиным” прозвучал в первые же ее минуты, когда ВВП только-только устроился в студийном кресле.

Государственные СМИ в России принято обвинять в лакировке действительности, в массовом создании потемкинских деревень и изображении кисельных рек с молочными берегами.

Легче будет не скоро: что показала прямая линия Путина

Не буду “говорить за всю Одессу”, но к прямой линии с президентом 2019 года это точно не имело никакого отношения. “Почему умирают моногогорода? У нас два завода, но работы нет. Молодежь бежит или спивается”. “На такую зарплату по нынешним временам прожить невозможно. Нам приходится работать на двух, трех работах, не находясь дома. Из-за этого рушатся семьи” - лишь малая часть того потока негатива, который с подачи организаторов “Прямой линии” обрушился на ВВП уже на стартовом этапе мероприятия. С вопросами во время сеанса связи президента со страной все было окей. Некоторые сложности наблюдались только с ответами.

Перед началом “Прямой линии” я, признаюсь, никак не мог избавиться от дурного предчувствия. Владимир Владимирович, как это с ним часто бывает, задерживался (чуть было не написал “опаздывает”, но потом вспомнил, что высшее начальство опаздывать не может в принципе) и ведущие шоу, чтобы заполнить эфир, интересовались у гостей студии их вопросами ВВП. Одним из этих счастливчиков был некий исключительно одаренный юноша, жаждущий получить в подарок от Путина собаку совершенно особой породы.

Памятуя о том, в какую ярмарку журналисткого тщеславия превратилась последняя большая президентская пресс-конференция, я уже начал,было, тихо ругаться про себя, но быстро успокоился. Сахаристо-приторного лубка, повторю, на экране не было. Вместо сладкой сказки там была Россия, какая она есть – Россия без грима.

Сказочных превращений и поводов для смеха – по большей части грустного – в этой реальной России, правда, тоже было предостаточно. Стоящие перед тремя разными медицинскими учреждениями телекорреспонденты обещали нам показать места, где “независимо от записи к врачу все равно живые очереди, в которых дети сидят, бывает, и больше двух часов”. Обещали – но не показали.

Памятуя, видимо, о показательных расправах над незадачливыми чиновниками, которые ВВП практиковал во время прошлых “Прямых линий”, первые герои нынешнего шоу сумели каким-то образом организовать тишь да гладь в своих конторах в режиме реального времени. Удивительная сноровка – удивительная и, как выяснилась чуть позже, совсем не обязательная.

Не хочу сказать, что Путин “сдал” или стал более мягким. В словосочетании “мягкий Путин” вообще заключено глубокое внутренее противоречие. Но по сравнению с предыдущими “Прямыми линиями” Путин точно поменялся: стал гораздо реже метать громы и молнии.

Обсуждается вопрос с дефицитом лекарств. ВВП рассказывает о особо поразившем его случае в одном из регионов: “Проверили, да. Что увидели? Склады завалены лекарствами, а потребителям они не поступают. А потому, что в распределительной сети просто нет информации о том, что на складах делается”.

Путин “предыдущего образца”, столкнувшись с чем-то настолько вопиющим, тут же стукнул бы кулаком по столу. Путин “модели 2019 года” вместо этого спокойно выдает достаточно бесцветную формулировку: “Нужно наладить информационную работу. Нужно, безусловно, как я уже говорил, переходить к современным методам работы с людьми”.

Путин устал? Путин привык? Или, может быть, все дело в том, что президентские выборы прошли прошлой весной, а парламентские выборы состоятся только в 2021 году? Думаю, дело не в первом, не во втором и не в третьем. Думаю или, вернее, чувствую, что Путин пришел к выводу: в той ситуации, в которой сейчас находится Россия, никакие быстрые экономические прорывы невозможны.

“Когда станет легче?” - интересуются у Владимира Владимировича. ВВП демонстративно не “заглатывает наживку” и отказывается “обещать коммунизм к 1980 году”. Вместо этого ВВП напоминает, что “несколько лет назад мы столкнулись сразу с несколькими шоками. Это даже не внешние шоки, связанные с так называемыми шоками или с нынешними ограничениями, а с ситуацией на рынке в отношении наших традиционных экспортных товаров”.

“Будет легче, в общем?” - спустя какое-то время задают Путину еще один наводящий вопрос. И снова Путин не дает того прямого, однозначного и оптимистичного ответа, которого от него явно ждут: “Понимаете, все национальные проекты, о которых я говорил, нацелены именно на это. Вообще-то, генеральный способ решения проблемы – это даже не государственные вливания туда или сюда... Генеральный способ – это повышение производительности труда, развитие экономики и на этой базе увеличение и улучшение уровня жизни граждан.... Откуда государство деньги возьмет? Тоже из того, как работает экономика!”

Иными словами, вы, дорогие россияне, живете так, как работаете! И лучше, чем вы работаете, жить у вас не получится.

На политологическом жаргоне то, что таким образом делает Путин, называется менеджментом ожиданий. ВВП целенаправленно отказывается обещать то, чего он не может обеспечить. Путин осознанно подводит страну к мысли: сложные времена для России еще далеки от завершения. При этом президент демонстрирует стопроцентную уверенность в верности своего стратегического курса и с удовольствием использует любой шанс вставить шпильку идеологическим оппонентам.

Президент сам обращает внимание на вопрос: “Куда нас ведет банда патриотов из “Единой России”? Ответ Владимира Владимировича: “Я не буду называть бандой тех людей, которые были у руля в 90-е годы. Но отмечу, что за то время у нас полностью развалились социальная сфера, промышленность. Мы утратили оборонку и развалили вооруженные силы”.

01:31
Президенту задают вопрос о возможности назначения его незадачливого коммунистического оппонента на последних выборах Павла Грудинина премьер-министром. В ответ Грудинину дается “добрый совет” - “вывести деньги из офшоров”. Президенту бросают реплику: “При Брежневе такого не было!” Реакция ВВП: “При Брежневе было много другого – того, что в конечном итоге привело к распаду СССР”.

Вывод, к которому нас подталкивает Владимир Владимирович, очевиден: при Путине в России в 2019 году очень много болезненных и тяжелых проблем, но зато в ней нет и не будет того, что в конечном итоге может привести к развалу нашего нового государства. Президент считает, что у “стратегии Путина” нет альтернативы а над теми, кто думает по-другому, откровенно насмехается.

Фраза о том, что выдавший на днях очередную порцию зубодробительной критики правительства Алексей Кудрин “ дрейфует в сторону Сергея Глазьева”, вырвалась из уст ВВП точно не случайно. Поставив в один ряд идеологических антиподов с противоположных флангов его свиты, Путин влепил звонкую пощечину и либералам-западникам, и особо пламенным “борцам с американским империализмом”. Путин убежден, что он все делает правильно. Осталось понять, разделяет ли эту точку зрения другой коллективный участник прямой линии – народ.

Читайте материал «Одинокий Путин ответил за всех чиновников»

01:53

Прямая линия с Путиным. Хроника событий