«У Иры был очень чистый литературный дар». Кабанов-Стори.Часть XIII

МК.RU продолжает публиковать фрагменты документальной повести о семье Кабановых и маргиналах новой формации

25 декабря 2013 в 19:31, просмотров: 12366

Еще одно послание, тронувшее меня своей наивностью, написала подруга Ирины из Англии: «Мы делились мечтами под Новый год, и я уже в первых числах подумала: наши дети растут, мы сидим в этих соцсетях, и так будет еще долго-долго, долго-долго. Ей нравилось, когда я писала мелочи про Бристоль, про свои бытовые сокровища. Она говорила, что ей нравятся детали, и я совсем недавно запостила для нее серию из инстаграма — старинное английское кафе, камин, тонкие расписные фарфоровые чашки».

«У Иры был очень чистый литературный дар». Кабанов-Стори.

Начало Часть I, Часть IIЧасть III, Часть IV, Часть V, Часть VI, Часть VII, Часть VIII, Часть IX, Часть XЧасть XI, Часть XII, часть XIII, часть XIV.

 

Хотя наивность ли это — предполагать, что мать троих детей может сидеть в соцсетях, и все устроится как-то само собой. Возможно, в Англии на пособии все именно так, но в России… Впрочем, Алексей и Ирина не удосужились ни оформить пособия, ни получить материнский капитал. Чашки в инстраграмме —это тоже смешно. Такая помощь по-хипстерски, в духе времени. Я заметила, что наиболее радужно Ирину описывают френды, живущие за рубежом - в Англии, Германии, США.

А вот Борис Грозовский из Москвы был более откровенен, хотя и пытался спрятать откровенность в привлекательный флер. Вот его текст с Фейсбука:

«Домик, голос и бездна.

Иришек, Ира Черска, Иринуш, дорогой ты мой человек, до свидания. 

В первой половине и середине 2000-х очень дружили, потом — все реже, на расстоянии. Год назад вроде мелькнуло снова, но в около-кабановской атмосфере — понимая его двойную, как минимум, сущность ("милашки" и уязвленного злобного тролля-неудачника) — рядом уже не получалось.

30 лет мечтала о старости, почему-то в Голландии: домик, и чтобы много роз вокруг, и чтобы разлитая вокруг тишина, и дети взрослые. Очень печалилась лет 8-10 назад, что детей нет, и думала, что траектория жизни как-то так сложилась, что их и не будет. Потом все резко изменилось, спасибо Максиму. 

Материнство стало огромной радостью. Но ненадолго. 

У нее был очень чистый литературный дар. Это осталось в жж и частично здесь, в фб. Применить этот дар — словесный, мыслительный, психологический — к чему-то практическому всегда было очень трудно. 

И какая-то бесконечная, всегда меня удивлявшая готовность вести долгие, терпеливые разъяснительные беседы с не очень, скажем так, умными людьми. Понимая все ограничения.

Долго находиться с ней рядом было совершенно невозможно — из-за какого-то врожденного (очень красивого, впрочем) катастрофизма. Это была не склонность к депрессухе, унынию или что-то подобное, а именно постоянное хождение по обрыву. Вроде его и не видно — непонятно, откуда грянет, где обрыв, но можно сорваться в любую секунду. Поэтому мечта о домике и розах в Голландии были, мне кажется, попыткой уйти от этого «вдоль обрыва, по-над пропастью».

Сегодня уже много написано про беспорядочную финансовую жизнь Иры и Леши. Собственно, в последний год и я не звонил в основном из опасения невзначай напомнить о долге, который Леша давно обещался вернуть. За что теперь ужасно себя ругаю, ужасно.

В аналогичной ситуации было множество друзей, постепенно выстроилось «кольцо», через которое он не мог переступать. Но одна неправда есть в многочисленных репликах про финансы и 2 кафешных проекта. Это все были Лешины дела, которые он с регулярностью механической кукушки повторял больше 10 лет. Иркино имя и обаяние просто позволили ему продолжить ту же путаную деятельность, которая не могла быть прибыльной в принципе. Подарки и участие Максима до какого-то времени спасали ситуацию, но это не могло продолжаться вечно. Ирка не смогла из этого колеса вырваться — любовь, обаяние Леши, алкоголь, дети, и главным образом, думаю, — бессознательное тяготение к обрыву, катастрофе, о котором выше. И ведь, похоже, начинала уже вырываться из круга, могла, — про что и ссоры.

А из записей разных лет надо будет сделать книжку. 

Прости, дорогой Иришек».

Хочется спросить у Бориса: «А что же вы не делали книжку ранее? Что же не взяли Ирину к себе на работу, если она такая талантливая?» Торопливая отговорка про то, что ее редкий дар нельзя было практически применить — это, простите, красивая разводка для лохов. Ирина завела ЖЖ в 2003 (как, кстати, и я). Через какое-то время начался блогерский бум: они писали колонки, издавали книги, становились главредами журналов. Почему же Ирина не попала в эту волну, имея талант и связи? Почему в 2013 году нужно очень постараться, чтобы найти в сети какие-то ее тексты, кроме ЖЖ? Мне повезло — нашла целых три. Один из них был опубликован уже после смерти. Вот отрывок оттуда:

«Я взяла айпад и уже собралась направиться в дневничок, как вдруг поняла, что отгадка тайны у меня в руках. В айпаде почта запускается одним прикосновением к экрану. О, что такое границы, личное пространство, что нехорошо читать чужие письма — об этом я была прекрасно осведомлена.

Но меня подмывало с невероятной силой, я впилась в стул ногтями, пытаясь удержаться. Окончательно подмыло меня через три минуты. Я взяла айпад и открыла почту.

Я не ожидала увидеть там краткую биографию. Пальцы дрожали. Я ткнула наугад в какое-то письмо из верхней пятерки. Машина… описание салона… шелковое белье… Довольно подробно описывалась сцена свидания в машине. Писал не N, писали ему. Женщина. Реальность поплыла у меня перед глазами. Там была цепочка писем. Я прыгала через строчку, толком не понимая, чьи реплики я читаю — его или ее. Я поняла, что я это видела раньше, более того — это же я сама, это придуманная мною женщина, которая занимается сексом с водителем машины, это моя легенда для того странного места.

— Что, милая, совсем запутались?

Голос прозвучал у меня за спиной. Он сел напротив, закурил и стал смотреть на меня из полумрака. Появились новые бокалы с грогом. Когда напряжение стало невыносимым, он сказал:

— Все просто. Я был на том же форуме, где и вы. Так, от нечего делать. Я сценарист. Ваша легенда показалась мне забавной. Случайно я оказался приятелем вашей знакомой А. Однажды она мне рассказывала про свою виртуальную жизнь. Я заинтересовался одной подробностью. Она мне показала ваш дневник. Я стал писать вам. Я был уверен, что вы не устоите и заглянете в мой айпад.

Я крутила в пальцах какие-то рыжие лепестки. Боялась посмотреть на него. А когда взглянула — он улыбался. Иронично и не без самодовольства. Он был обаятелен.

— То, что вы прочли — это переписка по поводу одного эпизода в новом сценарии. Еще грога?»

Если бы мне сказали, что это написала девочка 18 лет, я бы похвалила и показала ей ошибки. Но это текст 39-летней женщины, у которой предполагаются не просто способности, а дар. Неплохие сравнения и эпитеты, но сюжета нет, завязки нет, конец вообще рассыпается к черту и слишком банален. А главное — нет никаких описаний действий.

Многим кажется, что литература и журналистика — это красивое описание своих эмоций. Это не так. Литература и журналистика — это описание чужих действий. Пошел, пришел, кинул мяч, получил премию, зарубил топором. Это понятно не всем, поэтому самое смешное — это читать статьи и особенно репортажи начинающих журналистов, там всегда путаница со временем, последовательностью действий и деепричастными оборотами в духе «двери автобуса закрылись, и он вышел». По этому тексту Ирины могу сказать с уверенностью — репортажей ей не приходилось писать никогда. А также информаций и заметок. В общем, новостей. Я затрудняюсь, сказать были способности или нет (про дар уже не будем). На фоне людей, которым вообще тяжело связать два слова — наверное, да. Но любые способности надо развивать.

Фото из персональных аккаунтов Кабановых в ЖЖ и Facebook



Партнеры