Как подделать выборы

Фальшивых избирателей “свои” опознают по особым знакам

15.10.2009 в 17:19, просмотров: 13399

Поводом для грандиозного скандала в Госдуме стали нарушения на выборах. Или, как выразился г-н Жириновский, “мошеннические схемы”. Журналисты “МК” попытались разобраться в “подвидах” фальсификаций и выяснить, какие из них использовали 11 октября…

Избиркомовское начальство утверждает, что никаких таких вопиющих нарушений на выборах 11 октября не было.

А теперь взгляните на документы, которые попали в распоряжение “МК” (их передали нам представители “Яблока”). Первый — копия протокола московской участковой избирательной комиссии №1702. В нем значится, что избирателям на участке выдали 426 бюллетеней и за “ЕР” отдано 192 голоса. Второй документ — результаты с того же участка, размещенные на официальном сайте Мосгоризбиркома. Тут уже значится 976 выданных бюллетеней, за “ЕР” — 742 человека. Разница по сравнению с “первичными” данными — 550 голосов!

Тема “подделки выборов”, конечно, необъятная — ведь это по большому счету и использование административного ресурса, и подкуп, и неравный доступ кандидатов к СМИ, и снятие с дистанции “неугодных”, да и вообще дисбаланс нашей политической системы. Поэтому сегодня мы остановимся лишь на прямых фальсификациях — как пояснил нам Аркадий ЛЮБАРЕВ (политолог, один из авторов книги “Мертвые души. Методы фальсификации итогов голосования и борьба с ними”), это “искажение воли избирателя непосредственно при голосовании или при подсчете бюллетеней”.

Метод первый: вброс

Массовый вброс бюллетеней в урну — одна из наиболее грубых технологий. Здесь необходимо соучастие членов участкового избиркома (УИК) — ведь хотя бросить пачку может, в общем-то, кто угодно (если предварительно удастся отвлечь наблюдателей), чтобы бюллетени посчитали, они должны быть заверены печатью и подписями двух членов УИКа. Кроме того, чтобы сходилась отчетная цифирь, нужно либо в списке избирателей поставить “недостающее” число подписей — как будто “лишние” бюллетени были выданы реальным людям, либо заведомо неправильно посчитать выданные бюллетени.

На московских выборах наблюдатели от оппозиционных партий зафиксировали неоднократные случаи вброса.

Сергей МИТРОХИН, глава “Яблока”:

— Самый вопиющий случай мы зафиксировали в одном из УИКов района Строгино. Представитель нашей партии прикинулся сотрудником префектуры, и перед ним отчитались, что вбросили 200 бюллетеней. Все это мы записали на видеокамеру — запись у нас имеется. Конечно, мы будем ритуально обращаться в суды с исками, зная, что судов у нас так же нет, как и выборов. Будем делать вид, что в стране существуют законы…

Владимир ЛАКЕЕВ, глава фракции КПРФ в Мосгордуме:

— Мы зафиксировали многочисленные случаи вбросов — в основном на территории Южного округа Москвы, в избирательных округах №№11, 12 и 10. Все делалось довольно грубо, без попыток придания процессу правдоподобия. Таким образом под вечер явку резко увеличили, а голоса приписывали “ЕР”. Наши попытки противодействовать кончались тем, что наших наблюдателей или выгоняли, или, когда они хватали за руку тех, кто вбрасывал, вызывали милицию, а та обвиняла их в нарушении общественного порядка.

Кстати, как считает Аркадий Любарев, один из способов борьбы с этим видом нарушений — уменьшить ширину прорези в ящиках для голосования (сейчас она по нормативам — 0,3—1 см.).

Метод второй: голосование подставных лиц

Голосование за граждан, которые числятся в списке избирателей, но на самом деле умерли, уехали или призваны в армию. Один из авторов этих строк, к примеру, на прошедших выборах в Госдуму был включен в два списка: по месту прописки, на Южном Урале, и в Москве, на участке в университетском общежитии. Очевидно, что этот вариант также требует участия членов комиссии.

В своей книге Аркадий Любарев приводит уникальный пример с выборов мэра Владивостока в 2004 году: глава участкового избиркома гражданка Васильева была поймана на том, что выдала бюллетень гражданину Петрову, “прописанному в селе Хороль, но занесенному в список избирателей Владивостока с совершенно другими паспортными данными. Благодаря бдительности наблюдателей Петров бюллетень в урну опустить не смог, но при попытке изъятия этого документа передал его своей спутнице, которая разорвала его на части и на глазах у членов избирательной комиссии и наблюдателей запихала обрывки в рот и съела”.

Как правило, подставные лица, приходя на участок, заранее знают, к кому из членов УИКа подойти, предъявляют паспорт, в который вложен некий опознавательный знак, или говорят кодовую фразу. Член комиссии делает вид, что проверяет данные, показывает графу для росписи и выдает бюллетень. Гражданин опускает его и идет на другой участок…

Игорь ЯКОВЛЕВ, пресс-секретарь “Яблока”:

— По этому принципу осуществлялись т.н. карусели — когда целый автобус с людьми, иногда с открепительными удостоверениями, иногда без них, ездит по разным избирательным участкам. Часто в паспортах этих людей лежат условные знаки для членов избиркомов: в этот раз это были календарики или полоски белой бумаги — такие факты наши наблюдатели зафиксировали на нескольких участках в Москве. Эти люди получают бюллетени, а потом напротив тех фамилий избирателей, которые обычно не голосуют, проставляется подпись. Члены комиссий, как правило, из года в год занимаются выборами и знают, кто из их списков никогда не ходит голосовать. И часто помечают людей, которые точно не придут, чтобы оформить голосование за них.

Владимир ЛАКЕЕВ:

— Открепительные выдавали молодым людям, в основном иногородним. Они посещали по нескольку участков. Естественно, их паспортные данные не совпадали с данными открепительных удостоверений. Они голосовали только на тех участках, где были “свои” люди, которые ждали прихода липовых избирателей. Такие группы объезжали по несколько участков на машинах — речь идет о тысячах людей. Нашим товарищам удалось раздобыть путевой план одной из таких бригад: в нем есть маршрут, на котором помечены участки, куда нужно заходить, а куда — нет. Проанализировав ситуацию, мы выяснили, что на тех участках, куда ездить было не велено, компартия получала по 20% голосов, а куда ездить нужно было — 9—11%...

Метод третий: двойное голосование

Этот вариант прост до глупости: проголосовав на своем участке, человек отправляется на другой и пишет заявление с просьбой разрешить ему проголосовать. Это совершенно незаконно, но, как рассказывает Аркадий Любарев про выборы-2003, “в Москве были созданы два участка, на которых могли проголосовать бомжи, находились они недалеко друг от друга, и, насколько мне известно, никакого контроля за тем, не голосуют ли по два раза одни и те же люди, там не было. На вокзалах люди голосовали без открепительных удостоверений”.

Игорь ЯКОВЛЕВ:

— Такие случаи были на выборах в Госдуму. Люди голосовали без документов, и отследить это было невозможно. Но такие участки привлекают к себе особое внимание со стороны наблюдателей от оппозиционных партий, и их можно рассматривать как некий отвлекающий маневр. Наибольшие фальсификации мы фиксировали в обычных комиссиях, члены которых тесно сотрудничают с местными властями и правоохранительными органами.

Метод четвертый: голосование по неучтенным открепительным удостоверениям

Здесь опять используется технология многократного голосования с перемещением от участка к участку групп избирателей, в данном случае — голосующих по поддельным (за подделку не предусмотрено никакой ответственности) или украденным открепительным.

К последним выборам в Мосгордуму было изготовлено, как и в прошлый раз, 100 тысяч открепительных удостоверений: по 1 на 70 человек. Что, как заявил еще летом глава Мосгоризбиркома Валентин Горбунов, москвичам будет “выше крыши”. Оказалось не так: открепительных категорически не хватило.

Игорь ЯКОВЛЕВ:

— В субботу с утра, за день до голосования, практически во всех комиссиях их уже не было! И люди жаловались, что не могут взять открепительные, чтобы проголосовать. Жаловались и председатели ряда УИКов — они заказывали одно количество талонов, а им выдали меньшее. А в день голосования наши наблюдатели ловили, в том числе и за руку, людей с целыми пачками открепительных, которые ездили по разным участкам и использовали их, чтобы проголосовать неоднократно.

Владимир ЛАКЕЕВ:

— Уже в субботу открепительных не стало нигде — такое случилось в Москве впервые! Мне не выдали открепительного на моем участке на улице Плещеева, даже когда я показал депутатское удостоверение. Мы позвонили в Мосгоризбирком, там подтвердили, что они и правда закончились, что сразу же поставило выборы вне закона — ведь любой человек должен иметь право проголосовать в любом месте. Это была или задуманная провокация (что скорее всего), или свидетельствовало о неспособности городских властей провести выборы в соответствии с законом. Разумеется, эти открепительные использовались для голосования административным ресурсом — по ним голосовали соцработники, бюджетники, сотрудники крупных торговых центров, которых часто запугивали.

Как вспоминает Аркадий Любарев, к парламентским выборам-2003 было изготовлено 2,4 млн. открепительных удостоверений (и этого оказалось мало! — к президентским выборам-2004 их изготовили 2,6 млн.). Шуму вокруг них в прессе было довольно много, однако проверенных данных практически нет. “По-видимому, тогда это была в основном борьба за явку, — считает Любарев. — Ну и, конечно, на некоторых участках (на предприятиях, например) облегчался контроль над волеизъявлением”. Очевидные диспропорции (в одних регионах выдано несколько сотен открепительных, в других — десятки тысяч) позволяли достаточно уверенно утверждать, что злоупотребления имеют место.

Метод пятый: фальсификации при голосовании на дому

Голосование на дому предоставляет едва ли не наибольшие возможности для всякого рода нарушений. Мало того что списки граждан, которые должны в нем участвовать, часто централизованно готовятся социальными службами (что нарушает принцип добровольности участия в выборах), мало того что само голосование может сопровождаться агитацией, а то и давлением на избирателя, — вероятность вброса бюллетеней здесь резко возрастает.

Игорь ЯКОВЛЕВ:

— Этой очень интересный метод. Не думаю, что он самый массовый, ибо находится под пристальным контролем наблюдателей. И в этот раз на выборах в Мосгордуму комиссии использовали уловки — фактически заставляли наблюдателей ехать с урнами по домам, чтобы в это время осуществлять вбросы на участках. К тому же обычно на дом едут к пожилым людям, а за таких легко проголосовать сотрудникам УИКов. На этих выборах мы зафиксировали участие в работе выездных бригад социальных работников — это говорит о том, что ехали они к своим клиентам, которых легко заставить голосовать так, как соцработник им скажет.

***

На этих выборах наблюдатели оппозиционных партий фиксировали и другие методы фальсификаций. Например, невыдачу им протоколов голосования.

Владимир ЛАКЕЕВ:

— Нашим товарищам говорили: протоколы получите только после согласования с ТИКами (территориальными избиркомами), что незаконно: по окончании подсчета голосов нам обязаны были выдать протоколы. А иногда и вовсе заявляли, что едут согласовывать протоколы с главами управ.

Игорь ЯКОВЛЕВ:

— Самое большое количество фальсификаций было в ТИКАх. Как правило, их члены собирались в кабинетах с председателями УИКов и переписывали протоколы начисто. Такой случай мы зафиксировали в ТИКе района Левобережный. А в Пресненском ТИКе запирались не председатели, а руководство управы с председателями УИКов и в расширенном составе переписывали протоколы. Наш наблюдатель видел это своими глазами. Мы сравнили копии протоколов, полученные нами в УИКах после подсчета, с данными, которые потом вывесили на сайте Мосгоризбиркома. В УИКе Даниловского района №1702 по протоколу явка равнялась 426, а на сайте МГИК стала уже 976 (что больше на 550!) — все эти голоса отдали в пользу “Единой России”. В другом УИКе явка была 192, а на сайте оказалась 742. Такое резкое повышение явки понижает проценты других партий. В Даниловском УИКе у “Яблока” было 38 голосов, что составляло около 9%, а после приписки 550 бюллетеней у нас стало меньше 4%. На соседнем участке №1701 наш наблюдатель получил копию протокола, где у “ЕР” было 482 голоса, а на сайте МГИКа было уже 617 голосов. У “Яблока” было 25 голосов, на сайте стало 5, у “СР” был 81 голос, стал 61, у “Патриотов России” от 10 осталось 2. Все голоса отдали в пользу “медведей”. И подтверждающие это документы у нас есть.

Кроме того, с участков массово удаляли наблюдателей — в Мещанском районе члены комиссии за 5 минут до закрытия участков вдруг увидели несоответствие в их документах, сообщили, что они находятся тут незаконно, и удалили их перед подсчетом голосов…