АССИМИЛЯЦИЯ «НА-НЫ»

18 августа 2000 в 00:00, просмотров: 947

Целых полгода жизнь местных снобов и музэстетов проистекала крайне скучно. Они были лишены одного из излюбленнейших объектов своего искрометного сарказма и ядовитых укусов — группы "На-На". Однако пару недель назад родоначальники местного бойз-бэнд-движения материализовались на родине и в данный момент уже колесят по стране. Первое публичное явление "на-найцев" в интерьере московского светского общества выглядело более чем эксцентрично. Посреди серо-коричневой богемной массы, облаченной в "Gucci", "Prada" и "Хельмута Ланга", вдруг образовалось красно-желто-зеленое пятно из широких штанов, платформ и ядовитых кепочек. В контексте остального ландшафта дорогого загородного гольф-клуба, где праздновался юбилей радиостанции "Серебряный Дождь", сие дефиле воспринималось как вызов добропорядочному обществу. Толпы ряженых кришнаитов, привлеченных организаторами вечеринки для куража и атмосферы, смотрелись куда более органично и естественно, что, кстати, сильно обескураживало Бари Алибасова, предводителя сей пестрой музыкальной банды. "Почему их так много? Что они здесь делают? Это что — модно?" — донимал он всех попадавшихся на его пути наивными вопросами. "Их даже заграница не исправит", — в свою очередь кривили физиономии тусовщики, разглядывая исподтишка цветное "на-найское" великолепие и в очередной раз подтверждая давнишнее наблюдение о том, что стремление выглядеть на калифорнийский клубный манер крайне чуждо местному менталитету и мироощущению. Тем не менее "на-найцы" во главе со своим отцом-основателем и ангелом-хранителем Бари Алибасовым не боятся быть непонятыми. По большому счету в последнее время им начхать на то, что о них думают здесь, потому как все силы брошены на очередное покорение Америки. Справедливости ради необходимо напомнить, что попытки заняться внешней музыкальной политикой предпринимаются "На-Ной" чуть ли не со времен своего основания. Г-н Алибасов и Ко уже неоднократно пытались пристроить свои достоинства то в Америке, то в Европе, то даже... в Таиланде. Однако в итоге любовь к комфорту и евростандарту возобладала над восточной экзотикой и, как только предоставилась еще одна возможность потрудиться в Штатах, группа, не раздумывая, понеслась за океан, где и проторчала все последние полгода. Возможность, кстати, оказалась очень заманчивой. Наверное, впервые в истории заграничных мытарств "На-Ны" у команды появился серьезный американский менеджмент в лице компании "New Hollywood International". Контора эта была образована несколькими вполне успешными деятелями из кинотелеиндустрии (среди них затесался даже сериальный супермен Чак Норрис), которые неожиданно заинтересовались продвижением российских талантов в Америке. Поначалу этот интерес, судя по всему, носил исключительно гуманитарный характер, однако тема работы с "На-Ной" стала приобретать и некоторые коммерческие очертания. По крайней мере вложения уже сделаны нешуточные. К работе с артистами привлечены тренеры по вокалу, авторы, продюсеры и, наконец, банальные преподаватели английского языка. Весь этот дорогостоящий штат специалистов трудится с "на-найцами" уже несколько месяцев. Имея, судя по всему, взбалмошной целью сварганить из российской поп-группы №1 удобоваримый международный начинающий бойз-бэнд. Все эти потуги совпали хронологически с американским проектом еще одного российского поп-героя — Филиппа Киркорова, у которого почти на сносях испаноязычный шедевр "Sueno D'Amor". Похоже, Америка находится на пороге второго русского поп-нашествия. Первое — с "Парком Горького" и Б.Г. — в свое время захлебнулось. Впрочем, как говаривал поэт, "нам не дано предугадать, что день грядущий нам готовит". Сам Бари Алибасов в перспективности своих питомцев нисколько не сомневается, что следует из его эксклюзивного интервью "ЗД", которое он дал на днях в своей пышной московской резиденции. Остается надеяться, что желанный успех международного масштаба постигнет уже не совсем молодой коллектив скорее рано, чем поздно. Ибо, согласитесь, дебютировать как "бойз-бэнд" в возрасте Тома Джонса или Клиффа Ричарда (а для "на-найцев" сие уже не за горами) немного сложно, хотя и страшно оригинально... ТАМ Усыновит ли Америка "на-найцев"? n Бари Каримович, в чем лично для вас заключается интерес работы за границей? n Меня никогда не тянуло там работать, хотя возможностей было много. Мы работали с Питером Миллером, отцом Си Си Кетч, и пытались попасть на европейский рынок. Два года назад мы очень успешно работали во Франции... n И прекратили эту работу по причине полного провала? По крайней мере, слухи ходили именно такие... n Ничего подобного. Сингл был продан очень хорошо, но потом контракт кончился, и продлевать его мы не стали. Неинтересно это... Почему мы должны останавливаться на Франции? Там полжизни нужно потратить, чтобы раскрутить себя: сначала у них, потом в Италии, потом в Швейцарии... Остаться в маленькой европейской стране — это все равно что подписать контракт с российским филиалом Universal. Ну подписали — и что дальше? Выехал с гастролями в Белоруссию — и до свидания. Америка — совсем другое дело: их музыкальный рынок — это 50 процентов мирового. Только "Backstreet Boys" за прошлый год заработали 980 миллионов долларов, а "N'Sync" — 700 миллионов... И если уж у нас появилась очень хорошая возможность поработать на таком рынке, то зачем отказываться? n Кто станет первой жертвой "на-найской" агрессии — "Backstreet Boys" или "N'Sync"?.. n Да никто. Нам нужно найти свою нишу. Что такое группа "Backstreet Boys"? Это команда с наднациональным колоритом. В их музыке есть и черное, и латиноамериканское влияние, и ребята подобраны соответствующие. А вот подобной группы только для белого населения в Америке нет. Это я не к тому, что "На-На" должна занять это место, — просто есть еще свободные ниши. Чтобы их занять, нужно очень много работать, и прежде всего необходимо создать свою музыку. А это очень непросто. Мы были поражены, насколько американская музыка не похожа на европейскую. Все-таки нам, за исключением английской, очень близка любая другая европейская музыка. Есть общие корни, и в основе — выразительная и схематичная мелодия. В Америке из-за сильного черного влияния все по-другому. Как нам сказали, черная музыка — это бесконечная мелодия, в которой негры просто не знают, где остановиться. Но если мы найдем удачное сочетание негритянской, американской и русской традиций, то получится очень необычная смесь. n Балалайки и косоворотки для привлечения дополнительного внимания будете использовать?.. n Наши менеджеры не ставят задачу рекламировать "На-На" как русскую группу. Это должен быть международный проект, в музыке которого прослеживаются трудноуловимые славянские корни. n Очень интересно. И в какой стадии процесс работы над столь диковинной субстанцией? n Мы делаем только первые шаги. Надо учитывать, что ребята поехали туда, не зная практически ни одного английского слова. И вот после четырех месяцев работы они свободно общаются и могут почти без акцента именно на американском языке записать песню. Мы сейчас работаем с несколькими авторами: один пишет чисто белую музыку, другой — черную, еще группа будет петь старинные американские песни. Кроме этого есть тренер по рок-вокалу Нейтон Лем, который работал над альбомами "Motley Crue", "Whitesnake" и "Metallica", есть специалист по черному вокалу, известнейшая студийная певица Стефани Спрулл, которая записывалась еще с Элвисом Пресли, есть сразу три педагога по произношению Ларри Моуз, Роберт Истон и Эндрю Фрауд, которые в свое время помогали Шварценеггеру, Ван Дамму и другим. n Наверное, услуги таких монстров стоят недешево. Кто платит за всю эту роскошь? n Те, кто их нанял, то есть наши американские менеджеры. Более того, они оплатили приезд 60 очень влиятельных персон из разных фирм грамзаписи и продюсерских компаний в Санкт-Петербург на сольный концерт "На-На", который я специально для них устроил. n Нескромный вопрос: чем "На-На" так заинтересовала американцев? n Прежде всего опытом. У "На-Ны" есть опыт, которого нет у любой начинающей группы. Можно купить за деньги морды, вокалистов, но опыт можно только прожить. Это во-первых. Во-вторых... Открою маленькую тайну: Чак Норрис удочерил русскую девочку с церебральным параличом и никому об этом не говорит. Зачем ему это надо?.. Другой пример. Мы как-то были в гостях у одного американского пастора. Ему 29 лет, и он усыновил сразу трех детей из питерского детдома. Он, в отличие от Чака Норриса, небогатый, и тут уж совсем непонятно, зачем он это сделал. Но, как нам объяснили, чуть ли не 80 процентов американцев хотят быть добродетелями, вершить добро, причем так, чтобы никто об этом не знал... n То есть работа с "На-Ной" для "New Hollywood International" — это нечто вроде гуманитарной миссии? n Никогда не поймешь, что для них важнее: гуманитарная направленность этого проекта или финансовый интерес. Но они наверняка понимают, что в России очень много талантливых людей, которые могут им принести пользу, в том числе и коммерческую. n И когда дело запахнет коммерческой пользой? Дата выхода альбома уже определена? n Еще раз повторяю, мы только закончили первый этап работы, и о сроках говорить рано. Сейчас мы набрали репертуар, над которым начинаем работать. Уже готова куча аранжировок, по которым иногда и не скажешь, что они написаны для одной песни. В общем, начинаются эксперименты с самыми разными стилями, из которых мы и пытаемся сварить борщ. "Борщ" у американцев — это, кстати, нарицательное определение русского человека. Состоялось первое выступление в церкви с песней Ареты Франклин из фильма "Братья Блюз". Наверное, для русского сознания это непонятно, а для американцев непонятно, как можно не петь в церкви, потому что почти вся американская музыка вышла именно оттуда. А вообще, когда мы только начали работать, нам казалось, что никогда нам не удастся постичь эту американскую систему пения и музыкального мышления. Сейчас уже легче, но все нужно переварить — все эти впечатления. Поэтому мы и вернулись в Москву. n Если получится целый американский альбом, то издан он будет только за океаном? n Конечно. Что касается издания в России, то у нас никто и спрашивать не будет. Если альбом будет пользоваться успехом, то он будет у всех пиратов на Горбушке... n В Америке, конечно, никаких Горбушек нет. Там, наверное, вести дела гораздо легче, чем здесь? n Там, где есть система, всегда легко. Вот в Советском Союзе была система, и все знали, как себя вести, что писать, что петь, как общаться с цензурой. А сейчас у нас никакой системы нет — есть только мутная вода, в которой можно поймать золотую рыбку, а можно нечаянно схватить за яйца крокодила. n Ну, это будет по крайней мере свой родной крокодил, с которым легче договориться, а буржуйские крокодилы чаще всего только на первый взгляд доброжелательные... Не боитесь, что в один прекрасный день вас просто отстранят от руководства коллективом? n Если меня не будет, кто, интересно, сможет удержать дисциплину в группе?.. А если серьезно, то отлучить меня от коллектива просто невозможно, и американцы это прекрасно знают. Мы работаем на абсолютно равных условиях, более того, у нас настолько теплые человеческие взаимоотношения, что я им верю. ЗДЕСЬ Не быть нищими, как Пугачева с Киркоровым! n Вас не было полгода. Остры ли первые впечатления от российской муздействительности? n Я, к сожалению, не знал ни одного нового имени и до отъезда в Америку, а за две недели, прошедшие после возвращения, даже ни разу не включил телевизор. Наверное, это плохо и неправильно, потому что музыка дает возможность набираться новых идей. Я вот знаю, что Филипп Киркоров следит абсолютно за всем и всегда в курсе событий. У меня же все наоборот. Я перестал слушать музыку в 80-х годах, после того, как убедил себя, что ничего нового в ней не происходит. То есть эмоциональный и талантливый уровень музыки становится все ниже, а технологический — выше. Последнее, что я слышал, были записи Ингви Мальмстина, с тех пор — все. n То есть ни "Мумий Тролля", ни Земфиру не слышали?.. n Даже не представляю, как это звучит. Клянусь. n Ну, тогда вы не в курсе разговоров о том, что наша музиндустрия чувствует себя с каждым месяцем лучше, и того и гляди здесь будет просто не продохнуть от обилия молодых талантов... n Я неплохо знаю законы экономики и могу утверждать, что не может у нас нормально развиваться музыкальная индустрия. Когда вся экономика существует шиворот-навыворот, глупо говорить о какой-то борьбе с пиратством и налогах, которые должны платить производители музыки. Теперь о молодых талантах. Их действительно много, и они выгодны, потому что им ничего не надо платить. Набирают мальчиков-девочек с модными рожами, подставляют под фанеру, как в лучшие времена "Ласкового Мая", эксплуатируют полгода-год, а когда они открывают рот на хозяев, сразу объявляется смена поколений. То есть старых выбрасывают и набирают следующих. В Америке невозможно даже представить, чтобы какой-нибудь м...к из музыкальной индустрии вел борьбу со старыми именами. Почему? Да потому, что старые имена — это необыкновенно рентабельное производство. Пластинки Элвиса Пресли до сих пор продаются, а тратить деньги на их запись и рекламу не нужно. Каждую субботу по NBC в прайм-тайм идет фильм об американской звезде. Литтл Ричард, "Temptations", "Beach Boys", "Doors", Дженис Джоплин... Это традиции, и это бешеные деньги. Никто в Америке не говорит о какой-то смене поколений. У нас же — постоянные путчи, бунты и революции: разрушить до основания, а затем... Вот кому мешает София Ротару, кому мешает Аллегрова и масса других прекрасных артистов, которых теперь днем с огнем в ящике не найдешь?! Я хорошо понимаю психологию молодежи. Они думают, что они самые модные, самые клевые и торчковые, у них своя музыка, свой мир, и сейчас они уничтожат все старое. Это нормально для молодых людей, но при этом кто-то должен проявлять мудрость, чтобы держать в равновесии эти процессы. n Давайте от музыкальной геополитики вернемся к "на-найским" проблемам. Группа не соскучилась по российским фэнам и гастролям? n Без концертов там, конечно, очень тяжело. Даже маленькое выступление в церкви было для группы очень долгожданным. Мы к нему долго готовились и нервничали. Все-таки впервые в жизни перед тобой не эмигранты, а обычные американцы, которые пришли на воскресную службу. n Наверное, ваши личные прибыли существенно снизились, пока группа "варит борщ", а не катается по России... n Да, живем-то мы, как известно, с концертов, а сейчас их нет. К тому же все побочные доходы — в виде продажи маек, трусов, конфет — прекратились. Немалую часть расходов в Лос-Анджелесе мы несем сами, что естественно, потому что все за счет дяди не бывает. Конечно, приходится подтягивать ремешочки — ну, это опять-таки образно. А так все мы живем надеждами на хорошее будущее. Мне бы очень хотелось, чтобы мои музыканты не стояли с протянутой рукой и не просили милостыню у тех, кто ими владеет. За последние десять лет у нас на артистах нажились все, а эти бедолаги до сих пор нищие, включая Пугачеву и Киркорова. Все ищут спонсора, а американские звезды могут быть спонсорами сами. n Вы всерьез полагаете, что Алла Борисовна с супругом живут за чертой бедности?.. n Ну, это образное выражение, однако схема одна и та же для всех. Они идут к спонсору и говорят: "Дай денег на постановку шоу, на клип и т.д.". Что это, как не протянутая нищенская рука?.. Я думаю, у Пугачевой достаточно таланта и даже гениальности, чтобы с учетом всего, что она сделала для страны, не ходить по спонсорам и не ездить по сомнительным концертам, где надо кому-то спеть в приватной обстановке. Это нормально для начинающих, но когда речь идет о национальном символе, то и вести себя надо соответственно. n А если дела в Америке пойдут не так здорово, как вы предполагаете, вам легко будет вернуться сюда и снова стать популярной российской группой? n Нелегко, потому что мода меняется. Мода на "На-Ну", которая была одно время, вернется минимум лет через пять. Конечно, есть большие опасения. Ну забудут, ну выпадем из обоймы, но не попытаться использовать шанс, который никогда никому в этой стране не был предложен, глупо. С другой стороны, чего можно еще добиться Киркорову или группе "На-На" здесь, в России? Только ездить, ездить, ездить и не терять человеческого облика. То есть должно быть хорошее шоу и честные, искренние отношения с публикой. Все же понимают, что обмануть можно только один раз, и потом тебе скажут "до свидания", и уже никакими коврижками не вернешь спрос, который испортится. Сколько было групп, которые только один раз смогли проехать по стране, а потом осели в клубах!.. Клубы, конечно, спасают, но это совершенно другая жизнь, которую вряд ли можно назвать жизнью нормального гастролирующего артиста. n Кстати, об артистах. Говорят, Асимов собирается продолжить сольную карьеру и чуть ли не уходить из группы... n Да х...ня полная. Они же серьезные люди и прежде, чем ввязываться в такой проект, много раз обсуждали, как нам жить и работать. Мораль напоследок n Как вы думаете, миссия Бари Алибасова как российского музыкального продюсера уже выполнена? n Вряд ли мне удастся создать что-то новое в музыке. Если "На-На" откроет ворота для российской музыки на американский рынок, как в свое время это сделали "The Beatles" для английской музыки, это будет самым большим, что я смогу сделать для России. n Это уже пытались сделать "Парк Горького" и Гребенщиков... n Я думаю, у них не хватило силы воли и дисциплинированности. "НА-НАЙСКИЕ" ПОТРЯСЕНИЯ Потрясение первое. Дорожно-транспортное. "Там очень странно водят машины, — поделился с "ЗД" Вячеслав Жеребкин. — Если ты катаешься в Калифорнии, то можно подумать, что все вокруг ангелы. Спросишь у человека, как повернуть на какой-нибудь фри-вэй, а он скажет "следуй за мной" и обязательно проводит, хотя ему, может быть, ехать в совершенно другую сторону. Правда, в Нью-Йорке все быстро встает на свои места. Минут за десять тебе кучу "факов" покажут, а иногда еще и голой задницей в окне поприветствуют". Потрясение второе. Оздоровительное. "Там очень странно следят за собой, — рассказал Павел Соколов. — Концертов у нас в Америке почти не было, еда вкусная, расход калорий минимальный, поэтому приходилось ходить в фитнесс-центры. А там такого насмотреться можно! Мы эти места сразу "фитнесс-центрами" назвали (fat — значит толстый. — Прим. "ЗД".). Столько толстяков в одном месте я еще ни разу не видел. А еще говорят, что русские больше всех едят, не в пример американцам, которые чуть ли не каждую калорию считают". Потрясение третье. Алкогольное. "Там совершенно невозможно выпивать, — посетовал Владимир Политов. — Ну не пьется — и все, атмосфера, наверное, не располагает. Мы как-то хотели расслабиться, собрались все вместе, сели, и не пошло. Так, по бутылке пива выпили и разошлись". Потрясение четвертое. Парикмахерское. "Там совершенно невозможно прилично постричься, — сокрушался Владимир Асимов. — Даже если знаешь язык, можешь битый час объяснять парикмахеру, что тебе нужно, но пострижет он тебя все равно по-своему. Я один раз попробовал, но потом посмотрел на себя в зеркало и решил, что потерплю до дома. В итоге краска слезла, приняла какой-то синюшный оттенок, и я долго пугал всех окружающих".



    Партнеры