Звезды ездят в метро

Алексей КОВАЛЕВ: “Собираюсь запустить шайбу в космос”

15 августа 2005 в 00:00, просмотров: 197

Алексей Ковалев, олимпийский чемпион, капитан сборной России по хоккею, обладатель Кубка Стэнли. О чем еще может мечтать профессиональный спортсмен? Выиграл Ковалев практически все. В принципе уже сейчас можно уйти на покой, повесить коньки на гвоздь и наслаждаться жизнью. Однако Алексей считает, что карьера только начинается. Он подписал новый контракт с клубом НХЛ “Монреаль Канадиенс”, готовится к новому сезону и мечтает еще раз выиграть золотые олимпийские медали в составе национальной команды.


Но разговор наш с Алексеем начался не с хоккея. Ковалев уже почти десять лет — пилот собственного самолета. Можно сказать, профессиональный летчик. К тому же у него есть права на управление вертолетом. Сейчас Алексей находится в Москве и в свободное время совершает прогулки на вертолете. К сожалению, пока не удается порулить самолетом: в России нет топлива, которым питается железная птица. Однако ситуацию собираются исправить. Бензин Ковалеву на Родину подвезут. Он собирается совершить путешествие по стране за штурвалом собственного самолета, планирует посетить ряд городов России и провести мастер-классы в детских спортивных школах.

Ковалев оказался интереснейшим собеседником. Кто бы мог подумать, что он берет уроки игры на саксофоне у самого Игоря Бутмана, собирается выучить французский язык, планирует полететь в космос, а в Москве передвигается на метро! Оригинал, не правда ли?

На самолете вокруг Манхэттена

— Как же ты решился стать пилотом? Дело нешуточное. Неужели страшно не было? Это же не на велосипеде до магазина доехать.

— Страха не было с самого начала. Зато присутствовало огромное желание. Все началось с того, что мой хороший приятель прокатил меня на самолете вокруг Манхэттена. Жутко понравилось. А так как я человек заводной, то загорелся идеей о собственном самолете. Тем более что он мне разрешил порулить. Случилось это примерно десять лет тому назад. Я не мог оторваться от штурвала. И через какое-то время начал серьезно заниматься. Ведь это реально: иметь собственный график полетов. Не толкаться в аэропортах, а спокойно подойти к своему самолету и улететь, куда и когда тебе нужно.

— А взлет и посадка осуществляются с разрешения? Не можешь же ты с крыши собственного дома взять и полететь?

— Естественно. Для того чтобы оказаться в небе, нужна как минимум взлетная полоса. Твой самолет стоит в аэропорту. Ты обязан сообщить по рации, куда и откуда следуешь, сделать запрос. Тебе дают высоту — и вперед. Но, в принципе, если соблюдаешь все основные правила частного самолета, то можно отчаливать без всякого разрешения.

- Какая у тебя модель?

— “Сессна-414”. Обычный двухпропеллерный. Вмещает шесть человек. Летает на довольно приличной высоте.

— Какой конкретно?

— Примерно на пять тысяч метров.

— Летаешь с семьей или не рискуешь брать их с собой?

— Жену беру по необходимости. А детям еще пока рановато. Они у меня маленькие. Супруга сопровождает меня на матчи. Зачем тащиться по семь часов в пробках на автомобиле, когда за час ты можешь оказаться в нужном месте? Я живу в Нью-Йорке, и мы иногда с друзьями просто летаем поужинать в другой город.

— Жене не доверяешь штурвал?

— Почему же? Но она не большой любитель этого дела. И садится в самолет только по необходимости. Но, в принципе, никогда не капризничает по этому поводу. Если нужно, то нужно.

В России летать проблематично

— Какой у тебя был самый дальний перелет?

— Где-то 1200 километров.

— В Америке?

— Да. Я в России еще ни разу не летал. Пока только на вертолете. Впервые вот сейчас окажусь в нашем небе.

— Если не секрет, сколько стоит твоя летающая машина? Для многих простых людей собственный самолет — вещь заоблачная?

— А ты что, собираешься купить (смеется). Брал его подержанным. Сумма, если уж так любопытно, — 250000 долларов. Поверьте, не самое дорогое удовольствие. Яхта, например, стоит куда дороже.

— Имя не дали ему? Как кораблю, например?

— Нет, это просто не принято.

— Почему тебе до сих пор не удалось полетать в России?

— Пока осваиваю вертолет. Вообще в нашей стране, даже имея собственный самолет, нельзя просто так взлететь. Существует масса трудностей. Небо принадлежит военным. И если, к примеру, ты завтра купишь самолет, то никто не разрешит тебе полетать. В этом плане мне очень нравится Америка. Там с этим проще. У нас же нужно иметь кучу знакомств, чтобы чувствовать себя в небе свободным.

— Можно сказать, что вы первый хоккеист в России, у которого есть личный самолет?

— Думаю, что да, потому что мне не доводилось слышать, что кто-то приобрел себе железную птицу. Может быть, в ближайшем будущем это сделает партнер по сборной России Дарюс Каспарайтис. Дело в том, что он жутко не хотел садиться ко мне в самолет. Но ему приспичило — заболела дочка. И он решился. И ему так понравилось, что он сказал: “Все, Леха, продаю свою лодку и покупаю такую же штуку”.

— Это правда, что в основном управление идет на автопилоте?

— Да. Задается определенный маршрут, получаешь разрешение, и в путь. Потом указываешь высоту и точное место назначение, и самолет вплоть до посадки движется самостоятельно.

— То есть в дальнем путешествии можно даже вздремнуть?

— Ну, не совсем так. Ведь почти все время полета ты общаешься по рации с землей, узнаешь обстановку. Пилот должен быть предельно внимательным.

Добраться до космоса? Это реально!

— Говорят, что ты собрался чуть ли не в космос полететь. Это шутка?

— Почему же? На самом деле существует такая идея. Мы еще глубоко в нее не вдавались. Один мой хороший знакомый заверил, что это реально. Конечно, двадцать миллионов долларов я не смогу выложить за удовольствие, но если мне предложат полететь на более выгодных условиях — буду готовиться. Отправлюсь не просто пассажиром, а буду приносить на борту какую-то пользу. И если удастся запустить в космос шайбу, то буду считать себя самым счастливым человеком на земле.

— Вам не кажется, что это что-то из области фантастики?

— А что в этой жизни просто? Всю свою жизнь я боролся с трудностями. Это сейчас много избалованных мальчишек. А мы с первых тренировок пахали на льду, как сумасшедшие. Форму покупали не в модном спортивном магазине. Лично мне отец сам шил ее. Привычка бороться осталась на всю жизнь. Вот сейчас пытаюсь сдать последний урок на вертолете и получу права. Сделать это было непросто. Вертолет — сложнейшая машина. И чтобы им управлять, нужно действительно быть мастером.

— В свое путешествие по России отправляешься именно на вертолете?

— Да, первые три полета. Потом задействую самолет. Для моей “машины” нет топлива. Но мне привезут его из США. Так что наконец-то взмою в российское небо. Со мной будут два пилота и оператор. Собираемся снять документальный фильм.

Ностальгия по олимпийскому “золоту”

— Локаут в НХЛ. Можно сказать, что хоккейный год для тебя пропал?

— В принципе, да. Профессионалам и руководству лиги можно было договориться гораздо раньше. Но везде существуют свои подводные камни. Вопрос в том, что их можно было обойти. В Канаде и США болельщики очень переживали из-за того, что сезон в НХЛ был загублен. Зато в России зрители могли насладиться игрой профессионалов.

— Лично ты в обиде не остался. Как возник такой хороший контракт с “Монреалем”? Этот канадский клуб — святая святых НХЛ. Можно сказать, Мекка хоккейного мира.

— Мне просто позвонили из клуба и сделали хорошее предложение. Случилось это быстро. Буквально несколько недель назад. Вообще мной интересовалось около шести-семи команд. Но именно “Монреаль” первый решил меня сосватать. Руководители этого клуба конкретно дали понять, что я им нужен.

— Ты сам доволен контрактом? По деньгам все нормально?

— Условия замечательные. В связи с тем, что после локаута хоккеистам урезали зарплату, то финансами доволен. Но самое главное, что опять буду играть в НХЛ. По накалу этот турнир может сравниться разве что с Олимпиадой.

— Оглашалась сумма 4 миллиона долларов в год?

— Чуть-чуть ошибся, четыре с половиной. Или ты мне тоже хочешь зарплату урезать? (Смеется). Я сильно соскучился по хоккею. В России привыкли, что после сезона отдыхать можно максимум месяц. В НХЛ же отпуск может растянуться дней на сто. И уже чувствуешь, что не хватает тренировок, физических нагрузок.

— Ты играл в “Питтсбурге” с великим Марио Лемье. Не скучаешь по тем сезонам? Ведь тогда ты забивал столько, что у других на целую карьеру хватило.

— Да, были хорошие времена. Лемье — известный мастер паса. И иногда после передачи оставалось только отправить шайбу в ворота. В “Питтсбурге” я бился на льду в звене с двумя чехами. Ходили слухи, что в этом сезоне нас опять хотят вернуть в команду. Но все это осталось только на словах.

— Сборная России в этом сезоне выступила как никогда удачно. Может быть, на это повлиял локаут?

— Да дело не в этом. Просто у нас собралась отличная команда, классный тренер. Мы выиграли Кубок РОСНО, стали первыми в Евротуре, завоевали на чемпионате мира “бронзу”. Таких результатов давно не было. И если бы не провальный период в полуфинале с Канадой и не слишком плохое судейство, то могли бы стать лучшими в мире. В моей коллекции не хватает именно этой награды. А вообще мечтаю об очередном Кубке Стэнли. И, конечно же, так хочется испытать чувство победы на Олимпийских играх. Если сборная России сумеет выиграть в Турине “золото”, то сойду с ума от счастья.

По Москве удобнее передвигаться на метро

— У тебя в контракте есть пункт, который запрещает заниматься экстремальными видами спорта? Знаю, что ты увлекаешься подводным плаванием.

— Такие пункты обычно не соблюдаются. Просто нужно четко понимать, что если ты получил травму вне площадки, клуб отвечать за тебя не будет. А дайвинг я действительно обожаю.

— Где самое классное место для дайвинга?

— На Гаити. Видимость просто чумовая. Столько загадок от нас скрывает море! Недавно отдыхал в Турции, так в подводные пещеры была экскурсия. И там встретился с семейством тюленей. Понаблюдали за ними. Довольно безобидные животные. Мы решили их не пугать и тихонько удалились.

— Ты забросил свое давнее увлечение музыкой. На саксофоне не играешь года два. Почему?

— Все банально — не хватает времени. А желание огромное. Ведь игре меня обучал сам Игорь Бутман. Настоящий профессионал. Учился, не зная нот, на память. Надеюсь, что смогу взяться серьезно за это дело. Музыка — отличная вещь. У меня не очень красивый голос, но люблю петь. Часто хожу в караоке. Может быть, удастся улучшить вокал.

— У вас два маленьких сына, Иван и Никита. Принципиально назвали их русскими именами?

— Конечно, откуда же мы родом? И дома говорим исключительно по-русски. Ребята пойдут в школу и там научатся английскому. А сейчас в Канаде и французский можно освоить. Лично я всерьез собираюсь засесть за новый язык. Это ведь как путешествие в новый мир.

— У тебя на руке браслет. Что он символизирует?

— Ничего. Просто для красоты. Ношу его более десяти лет. Он из каучука и золота. Думаю передать его по наследству старшему сыну. Твой следующий вопрос знаю. Часы у меня стильные. Таких всего 300 экземпляров выпустили. У них двойной циферблат. И опять-таки, предсказывая следующий вопрос, стоят они 20000 долларов.

— Никогда не поверю слухам, что в Москве ты ездишь в метро?

— Страшно не люблю опаздывать. А в столице такие пробки, что просто кошмар. Нервничаю за рулем. Потому гораздо проще нырнуть в метро, открыть журнал. Знаешь, сколько до каждой остановки по времени. Точно будешь вовремя на месте. Потому не вижу здесь ничего удивительного.

— С такими часами и в метро? Как же карманники? У нас такие “мастера” работают.

— Бог миловал, да и внимательным просто нужно быть. Уж часы трудно проворонить.

— К тебе часто подходят в подземке люди? Просят автографы?

— Не очень. Но бывает, что узнают. Однажды спросили: “Неужели вы Алексей Ковалев? Вы так на него похожи”. Если честно, даже немного растерялся и ответил, что никакой я не хоккеист.

— И все-таки даже знаменитая группа “Машина времени” поет, что “звезды не ездят в метро”?

— У меня никакой звездности нет. Так что поверьте, метро для меня такое же обычное место, как кафе или ресторан. Не вижу ничего зазорного. Не нужно делать из меня небожителя. Хотя... я так люблю летать в облаках!




    Партнеры