Засраки и поклонники

Сегодня — день театра

27 марта 2006 в 00:00, просмотров: 233

Ну и денек этот день театра! С утра уже живем по схеме — “поздравляем-поздравляем”, чмок-чмок… Ну, думаю, началось — инерция профсоюзного праздника.

А вы что, против праздника? Тут люди вкалывают, нервы каждый день прилюдно на кулак наматывают, душу, как эксгибиционисты штаны, выворачивают, а вы со своей тухлой иронией лезете. Стыдно, дамочка!

Краснеть или нет? Или включиться в поток липковато-приторного пафоса: чмок-чмок, поздра… Нет, уж лучше тогда селедки или соленого агурца — через “а”. Почему через “а”-то? Через “а” не так скучно и банально. Когда театр живет как “б” и “с”, то есть банально и скучно, а не как блядь и суки, что подумалось сразу, он загибается.

Банально и скучно — это (сейчас скажу про самое больное) когда директор прикарманил театр, который содержит, между прочим, государство. Директор выбирает под себя удобного режиссера, т.е. такого, который не будет задавать лишних вопросов, а, как рабыня Изаура, повернется, прогнется и примет нужную позу. Директор назначает зарплату. И чтобы не казаться просто хозяйственниками (буфеты, туалеты, уборщицы), официально называют себя “руководителями театрального проекта”. А некоторые пишут себя на афишах огроменными буквами, будто они творцы-художники. Иду, скажем, по Поварской и офигеваю от афиши Театра киноактера, которого на самом деле давно не существует. А на афишке здоровущими буквами написано: “директор театра, заслуженный работник культуры (засрак) такой-то”. Сразу понятно, кто в доме хозяева — засраки и деятели. Вопросы есть? Вопросов нет.

Когда у режиссеров нет художественных идей, это тоже сплошное “б” и “с” — зевать хочется. А им самим ничего, кроме покоя, не хочется. Потому что у одних — возраст, у других — статус, а третьи — так хорошо материально упаковались (друзьями-олигархами или собственными директорами), что жировой слой покрыл душу, через которой никакая боль ее не пробивает. И никакая жизнь в нее не достучится — ни в светлый день, ни в темную ночь. Хоть скрипка под мокрыми звездами обрыдается, уши все равно залиты воском.

И от денежного безумия артистов тоже на душе становится еще как “б” с “с” в обнимку. У кого съемочный день дороже — 10 штук баксов или 5? А если 3, то не катит, не снимается и на собратьев по цеху смотрит, как мент на проститутку из Кишинева: что-то бледная и плохо одета. А сам выйдет на сцену — думаю: и с какого бодуна ему 5 штук платят?

Как же мне надоели ваши “б” и “с”! Да особенно в день театра. Есть один способ лечиться — не ходить туда, где прижились эти буквы. А лучше позвонить некоторым мастерам и молодым, не забывшим как пишется слово “совесть”. Чтобы зарядиться энергией, нервом и через него почувствовать жизнь с другой стороны, где есть и черное, и белое, и грязное, и чистое. Только “б” и “с” не водятся.

А еще рвануть в Питер к Додину — в его театре чистую воду дают. Сидит, понимаешь, на сцене дядя Ваня — просто в нарукавниках, просто на деревянных счетах считает. А племянница Соня ему: “Мы увидим небо в алмазах”… И эта нелепая фраза, которая пришла в голову Чехову, так пробивает… Как мокрые звезды на ночном небе. С днем такого театра вас!



Партнеры