В Москве вынесен приговор "решальщику", который обманул банкира на 200 тысяч долларов

А «МК» удалось выяснить неизвестные детали громкого дела

17.08.2015 в 15:16, просмотров: 14002

Вторым, но более мягким, приговором завершилось дело о хищении крупной суммы денег у известного финансиста Евгения Двоскина, который заплатил $200 000 так называемому «решальщику» Владимиру Барцакину за то, чтобы избежать грозившего ему уголовного наказания. Оба дела рассматривались в особом порядке, выступавший в роли организатора бывший следователь Александр Бурчук ранее был приговорен к 2,5 годам колонии, второй фигурант получил не многим меньше, а третий предположительно скрывается в Германии.

В Москве вынесен приговор
Владимир Барцакин.

Как уже писал «МК», днем 19 августа 2014 года в головной офис КБ «Генбанк» с обыском пришли следователь Главного следственного управления МВД по Москве, вооруженный автоматами фээсбешный спецназ, а также сотрудники 8-го отдела Управления «К» СЭБ ФСБ России (контрразведка в кредитно-финансовой сфере) – всего около 20 человек. У одного из акционеров банка Евгения Двоскина изъяли мобильные телефоны, а весь обыск, по его мнению, «носил формальный характер, единственной целью которого было оказание [на него] психологического давления». Ближе к вечеру финансиста доставили в здание ГСУ ГУ МВД по Москве для проведения следственных действий, а через несколько часов после этого охраннику задержанного позвонил некий Владимир Барцакин и, сообщив, что ему известно о возникших у его босса трудностях, пригласил к себе гости (то есть туда, где этот охранник уже был несколько месяцев назад, но об этом позже). Приехавшему гостю Барцакин сообщил, что Двоскин задержан в рамках расследования уголовного дела о хищении у некоего гражданина Иванько 2 млн долларов США и 1,5 млрд рублей, и что этот Иванько через адвоката Вадима Лялина заказал дело против финансиста у 8-го Управления ФСБ, но «если надо» он (Барцакин) при помощи своих друзей – «замдиректора ФСБ» генерала Элана Антонова и «зампрокурора Москвы» – может «нейтрализовать ситуацию». За решение вопроса по линии ФСБ было предложено заплатить 500 тыс. долларов. В подтверждение своих возможностей Барцакин послал к Двоскину только ставшего адвокатом Александра Бурчука, ранее как раз работавшего в этом самом ГСУ ГУ МВД Москвы. Приехавший Бурчук сообщил советнику председателя правления «Генбанка», что в настоящий момент следователь рассматривает вопрос о его задержании, а также что ему в дальнейшем будет предъявлено обвинение в совершении трех преступлений, в том числе по ст. 210 УК РФ (организация преступного сообщества).

Как потом в ходе допроса заявит собиравшаяся в ту ночь допросить финансиста следователь – это дело было возбуждено в отношении неизвестных лиц, осуществляющих на территории Москвы в составе организованной группы незаконную банковскую деятельность с использованием подконтрольных фирм-однодневок (ч. 2 ст. 172 УК РФ). В рамках этого дела проводились обыски в разных кредитных организациях, в том числе и «Генбанке», а также в офисах и жилищах - в мероприятии приняло участие около 250 сотрудников разных силовых ведомств.

Предложение «решальщика» Двоскину передал его адвокат Александр Вершинин, также приехавший в ГСУ. «Понимая безвыходность ситуации и чтоб избежать незаконного задержания», тот согласился отдать 200 тысяч, а остальные 300 после того, как его отпустят. Так и произошло, после передачи денег Барцакину, в ночь с 19 на 20 августа, Двоскина, не проводя с ним никаких следственных действий, отпустили.

В ту ночь, по словам того же следователя, допрашивать его не стали, из-за состояния здоровья - финансисту вызывали скорую.

21 августа Евгений Двоскин был допрошен в качестве свидетеля, а адвокат Бурчук выписал на это мероприятие свой первый ордер. В этот же день финансист, «понимая, что в отношении него Барцакиным в сговоре с адвокатами Бурчуком и Лялиным, а также сотрудниками правоохранительных органов совершается преступление», написал на имя начальника 9-го Управления (УСБ) ФСБ заявление о вымогательстве почти 1 млн долларов США.

Руководство УСБ ФСБ на заявление отреагировало, поставив на «прослушку» телефон заявителя.

«МК» приводит выдержки из разговоров.

Барцакин: Слушай, я все сделаю положительно, не переживай.

Двоскин: Все, моя жизнь в твоих руках.

Б: Жень, я тебе говорю, все будет нормально. Я уже знаю больше, чем могу сказать по телефону. Приедем, я тебе раскрою карты. Знаю, кто заказчик и что, то есть полностью. И этот вопрос через моего большого человека, друга, мы урегулируем положительно.

Д: Я получу какие-то гарантии после того, как закрою все вопросы?

Б: 100%-ные! Помнишь, я тебя предупреждал? Ты меня тогда не послушал. Вот зря, надо было этот вопрос вообще за самую малость решить. Ты же не послушал меня. Я же тебя предупреждал, помнишь, звонил, что тобой интересуются, тебя заказали?

Д: Да, да.

Б: А ты меня не послушал. Вот можно было это тогда сразу, на корню, и не было бы ничего. А сейчас какие-то 1,5 «ярда» там по банку нарыли, нашли эту операцию, хотят дальше копать. Но сейчас все приостановили до моего возвращения. Я возвращаюсь, с человеком встречаюсь, и все там будет положительно.

После этого Двоскин побывал в гостях у Барцакина, несколько раз обсудил с ним нюансы решения своего вопроса, а затем пригласил его к себе в офис – туда, где не так давно был обыск.

Владимир Барцакин (по телефону): Ну, я еду на встречу к этому товарищу.

Александр Бурчук: Ага.

ВБ: Что-то даст. Если сегодня дает, то мы с тобой встречаемся и работаем, нет – нет.

АБ: Хорошо.

Барцакин приехал в «Генбанк», где, под наблюдением оперативников ФСБ, Двоскин передал ему остальные 300 тысяч долларов (настоящими были только 100, другие 200 – «кукла»), которые предназначались «генералу ФСБ», после чего визитер был задержан. Он, конечно, был в шоке, сразу согласился «сотрудничать» и участвовать в дальнейшем оперативном эксперименте с Бурчуком и Антоновым, однако каким-то образом успел сообщить последнему, который в это время находился в Германии на лечении, что его взяла «Шестерка».

Антонов: Что случилось?

Барцакин: Да ничего, нормально все. Жив-здоров. Все хорошо.

А: Да что хорошо!? Ты напугал, я всю ночь не спал, блин. Что там было-то? Расскажи мне, пожалуйста, а то я переживаю. Я тут поднял уже кучу народа. Что случилось? Какой банкир?

Б: Ну, этот, помнишь, когда к тебе приезжали, когда человека освобождали и так далее? 200 когда я привез к тебе, он приехал и еще там приготовил 300. То есть я забрал, все у меня на руках – надо встретиться, поговорить просто, обсудить с тобой все.

Элан Антонов так и не вернулся из Германии, видимо, знал, что (или кто) его тут ждет. А Бурчук пока не знал и приехал по приглашению Барцакина в тот самый офис, где Евгений Двоскин попросил у бывшего следователя гарантий решения своего вопроса и того, чтобы «то, что полагается людям» до них доходило, «чтоб не осталось обиженных».

«Я сейчас пишу жалобу, прокуратура запрашивает дело – мы все посмотрим, откуда пошла «заява», объективно просто, что есть на бумаге. По поводу гарантий – никаких гарантий. Гарантий адвокат никаких дать не может. Устно это все мы обсуждаем», - отметил Бурчук, но потом начал торговаться за гонорар по соглашению, попросив 500 тысяч долларов, получил пакет с почти 50 тысячами и был задержан теми же операми.

Изначально оперативники были намерены провести операцию в три этапа. Первый – документирование получения Барцакиным требуемой суммы; второй – документирование (с добровольным участием последнего) получение денег «предполагаемым организатором преступления»; и третий – все то же самое, только в отношении неустановленных коррумпированных правоохранителей. Но остановились на Бурчуке, ставшим для следствия организатором вымогательства у Двоскина 1 млн долларов за прекращение в отношении него уголовного дела.

Кстати, через полгода после того, как история с вымогательством денег у Двоскина стала, конечно, без подробностей, достоянием общественности, упоминаемый в деле прокурор был переведен из столицы в Тулу, где стал прокурором области. Имя этого прокурора также фигурировало в известном скандале о крышевании подпольных казино – якобы он сообщал о готовящихся внеплановых проверках.

Антонов остался в Германии, Барцакина, который заключил сделку со следствием, взяли под подписку, а Бурчука посадили в СИЗО. Последний заявил, что стал жертвой провокации, а скандально известный финансист имеет к нему личную неприязнь. Дело в том, что, будучи следователем, Бурчук занимался делом о 15 млн долларов, которые с представителей чешской компании PPFI Investments Ltd мошенническим путем похитила «подруга жены» Двоскина Екатерина Алабужина, которая впоследствии была приговорена судом к 4,5 годам колонии. В апреле 2014 в Мосгорсуде слушалась апелляционная жалоба на это решение. Как указал Двоскин в своем заявлении, ему позвонила госпожа Алабужина и попросила передать 400 тысяч евро Марии Лободе (на тот момент топ-менеджер Мособлбанка), которая «обещала ей решить вопрос по пересмотру дела и назначения более мягкого приговора».

По этому поводу адвокат Татьяна Акимцева, представляющая интересы Бурчука, обратилась к председателю Мосгорсуда с просьбой «обратить внимание на действия Барцакина, Двоскина и Лободы, которые своими действиями дискредитируют судебную систему города Москвы». Обращение было оставлено без рассмотрения, а Татьяна Акимцева убита, соответственно этот эпизод остался без внимания.

Так вот, Двоскин деньги передал, а через месяц ему снова позвонила Екатерина и сообщила, что приговор не изменен и вступил в силу. Соответственно, финансист начал звонить Лободе и требовать вернуть деньги, на что та ответила, что деньги в полном объеме передала Барцакину. Кстати, Лобода познакомилась с Двоскиным, как «с новым хозяином Генбанка».

«Когда приехали охранники Двоскина, она мне позвонила и попросила помощи, сказала, что они ее сейчас убьют», - рассказал корреспонденту «МК» Барцакин, отметив, что он подъехал, созвонился с Двоскиным и как-то за нее поручился.

Потом, через какое-то время, Барцакин, как он говорит - от Бурчука, узнал об обыске в «Генбанке»... Приехали охранники финансиста, Барцакин отправился к «генералу ФСБ» Антонову. Что было дальше – известно.

Александр Бурчук перестал «бодаться» со следствием и полностью признал вину. После этого его отпустили под домашний арест.

При этом из ПТП (прослушивание телефонных переговоров) фигурантов дела следует, что обыска в «Генбанке» были якобы из-за того, что Двоскина заказали, и «на 50%» есть уверенность, что одним из заказчиков является владелец платежной системы ООО «Дельта Кей» Андрей Новиков.

Двоскин: Скажи мне, понятна ситуация, как с ней?

Барцакин: Ситуация-то понятна. Там в чем обвиняют? В основном, те ФСБ сказали люди, что якобы ты привел своих трех или четырех богатых вкладчиков.

Д: Угу.

Б: Попросили их внести деньги в какие-то банки, два или три банка, которые были уже, как бы сказать, под отзыв лицензии. (Речь, как следует из дальнейших диалогов, идет о банках «Природа» – в январе 2014 лишился лицензии – и «Аскания» – в августе 2014 лишился лицензии. Одним из учредителей последнего является Константин Белобородов. – Д.Б.)

Д: Угу.

Б: Якобы таким образом ты подставил всех людей, которые тебе доверяли и которые вложили под твои рекомендации деньги. Потом те люди обналичили деньги и сбежали. Соответственно, у банка забрали лицензию, и те вкладчики обижены на тебя, что ты их порекомендовал туда. Якобы ты в сговоре с теми людьми.

Д: Угу.

Б: Вот, так это примерно.

Д: Да, но даже это не так. Но даже если это так – это же не уголовное дело.

Б: Не уголовное, и вообще к тебе никакого отношения не имеет.

Д: Автоматически в банке, который обслуживает Пенсионный фонд, все чисто – нет никаких претензий к этому банку. Получается, что вся эта фигня заказная.

Б: Да, клиенты, которых обидели в этих банках

Д: Но я никого не обижаю и ничего не делаю.

Б: Они думают, что ты специально их туда привел и специально их кинул. Ты же их не под пистолетом, не под дулом, никто их не заставлял. А они кричат совсем другое: «Мы не можем с того банка получить, а с Жени мы получим и заберем эти деньги, если он не захочет сидеть, то мы заберем». То есть они вот так, заказали ФСБ.

Есть такой Иванько, который вот обиженный, говорит, что его якобы кинули. Потом есть Новиков, который кинул тех вкладчиков, которые вложили деньги непосредственно по твоей указке – якобы ты сказал, прогарантировал. «Дельта Кей» – это что за банк?

Д: Никогда не слышал ни одной из этих фамилий и никогда не слышал название такого банка.

Финансист Двоскин якобы Новикову был должен значительную сумму, но не отдавал ее, последний начал к кому-то и куда-то обращаться, в том числе и в Управление «К», но в итоге в октябре 2014-го сам оказался под следствием. По данным СКР, он организовал похищение какого-то чеченского финансиста и требовал у него 109 млн рублей. По другой версии, проблемы у Новикова начались после того, как он летом прошлого года приобрел в Астрахани Финансово-расчетный центр (ФРЦ), а спустя какое-то время несколько клиентов «Дельта Кей» заявили, что переведенные ими деньги не дошли до адресата.

Двоскин: Кто такой Новиков?

Бурчук: Новиков – «Дельта Кей». Новиков побежал к «К-шникам» побежал жаловаться с той бумажкой, с которой к Вам приходили. Нарисована была схема – и там он потерял 2 млн долларов.

Д: Я про это.

Б: Вы сказали, что к этому никакого отношения не имеете. Соответственно, Андрей сказал, что проблемы могут быть, потому что к «К-шникам» он пошел точно. Если бы это был заказ, то почему получается, что дело против Вас возбуждено в отношении Новикова?

Д: Я молю Бога, чтобы Белобородова задержали. Потому что он единственный человек, который может дать вменяемые показания и сказать, что я к этому банку никакого отношения не имел.

В общем, через какое-то время Новиков при участии оперативников 6-й службы оказался под следствием и был помещен под стражу, а его жена, так как проблема была связана с чеченцами, через посредников, как сообщала пресса, обратилась за помощью к полномочному представителю главы Чеченской республики Рамзана Кадырова в Украине Рамзану Цицулаеву, который привлек адвокатов. Но потом по каким-то причинам Новиков якобы согласился признать вину в похищении человека и вымогательстве, а его жена в рамках оперэксперимента направилась с деньгами на встречу с господином Цицулаевым. В ходе операции по передаче денег чеченскому чиновнику оперативники МУРа устроили в ресторане «кучу малу» с его охранниками, тем самым полпред смог скрыться.

В марте 2015 года ЦБ отобрал лицензию у банка «Дельта Кей» за не соблюдение требований законодательства в области противодействия легализации (отмыванию) доходов, а в августе по тем же причинам – у астраханского ФРЦ.

Александр Бурчук, ожидая в суде оглашения приговора, сказал мне, что оказался на скамье подсудимых из-за «разговоров» о неких «трех эпизодах Евгения Двоскина», которые лежат в Следственном департаменте МВД. Его дело, выделенное в отдельное производство, Замоскворецкий районный суд Москвы в особом порядке рассмотрел за три судебных заседания, приговорив адвоката к 2 годам колонии общего режима (гособвинитель просил 2,5 года, а потерпевший, наоборот, посчитал, что ему достаточно будет условного наказания).

Дело Барцакина слушалось в том же суде, но немного дольше. По условиям досудебного соглашения, он, помимо изобличения других участников, обязался возместить причиненный ущерб. Когда начался процесс, он внес на депозит 2,4 млн рублей, то есть разделив 200 тысяч долларов на троих (по курсу ЦБ на август прошлого года эта сумма составляла 7,2 млн руб.). Потерпевшего это не устроило - он предъявил Барцакину гражданский иск, причем по курсу на день возмещения (то есть почти в два раза больше) и запросил у суда для него 3 года колонии (гособвинитель просил тот же срок, что и Бурчуку – 2,5 года колонии). После этого подсудимый внес на депозит еще 5 млн и переписал однокомнатную квартиру, тем самым удовлетворив иск потерпевшего полностью. В связи с этим позиция последнего поменялась и он попросил суд об условном сроке. В понедельник, 17 августа, суд, учтя все смягчающие обстоятельства, назначил Владимиру Барцакину наказание в виде реального срока - 1,5 года колонии. Его взяли под стражу в зале суда.