Марья-искусница

19 ноября 2004 в 00:00, просмотров: 168

Что можно сказать о баскетболистке Марии Степановой?

Экстравагантна? О, да! С ростом два метра и один сантиметр трудно остаться без внимания...

Симпатична? Несомненно! Противницам из других национальных сборных остается только с женской завистью смотреть на правильные Машины черты.

Человек с сильным характером? Естественно! “Золото” чемпионата Европы она выиграла фактически с ребенком на руках: во время тренировок приходилось кормить малыша грудью...


А совсем недавно центровая Мария Степанова наповал сразила всех любителей баскетбола. В одном из матчей российской Суперлиги центровая ВБМ-СГАУ сделала то, что не удавалось до этого ни одной женщине. Мария убежала в быстрый отрыв и вколотила мяч сверху. Слэм-данк, как говорят в Америке!

Этот момент крутили все телеканалы мира. Маша Степанова вошла в историю.

Эксклюзивное интервью “МК” — о любви, поклонниках, семье и совсем немного о баскетболе…

“Старшая сестра в обиду не давала”

— Маша, наши поздравления. Но давайте все-таки попозже поговорим о вашем фантастическом “данке”. Лучше расскажите, как вы с таким ростом среди злых детей выживали? В школе-то наверняка дразнили одноклассники?..

— Да. Пытались. Только я быстро эти вещи пресекла. Дело в том, что у меня есть старшая сестра, которая была старше меня на пять лет. Она училась со мной в одной школе. Разница в пять классов для детей огромна. Так вот: стоило мне пожаловаться один раз, как ребята, которые дружили с моей сестрой, отвесили обидчику пару подзатыльников. И все подколы прекратились.

— Вы сами не испытывали комплекса из-за того, что такая высокая?

— Нет, никогда. Особенно после того, как в моей жизни появился баскетбол.

— Баскетбол сразу открыл вам объятия?

— Да нет, куда там... Сначала хотела пойти в легкую атлетику. Ну а потом перебралась в баскетбол. Больше скажу: мне не особо сначала понравилось. Но как только моими тренерами стал великолепный супружеский дуэт Тржескал, как я влюбилась в площадку и оранжевый мяч. Была настолько больна баскетболом, что не могла ни о чем другом думать. На уроках в голове крутились комбинации, схемы... Да и во сне ничем другим почти не грезила.

— А до уроков руки доходили?

— С этим у меня все нормально. Только добираться мне было до зала очень далеко. Дорога отнимала пять-шесть часов... Но в голове у меня был только баскетбол: мне кажется, что я отправилась бы на край света, лишь бы можно было играть.



“Магнитофон отвоевали, забаррикадировавшись шкафом”

— Но вечно так продолжаться не могло. Проблему все равно нужно было решать.

— Все довольно просто. Я поступила в спортивный интернат. Теперь все было рядом...

— В интернате, наверное, историй прикольных хватало.

— Бывало, конечно. А как без этого?! Мальчишки в окна лазили. Кто-то спиртное таскал. По-моему, так было везде...

— Припомнишь случай интересный?

— Однажды старшие девочки стали требовать, чтобы мы отдали им магнитофон. К ним пришли гости, и они решили у нас технику отобрать. Причем как-то нагло это было. Ну, мы заперлись в комнате и для надежности шкафом забаррикадировали дверь. Как они только не стучали! Даже выкуривать пытались. В конце концов стали нас топить. В щель между дверью и полом пустили воду. Залили нам комнату. Но мы выдержали и магнитофон не отдали.

— В интернате была “дедовщина”?

— В довольно легкой форме. Максимум старшие девушки отправляли молодых в магазин. Криминала никогда не было.



“Первое свидание с мужем — 8 марта”

— Маша, откровенно: непросто баскетболисткам найти себе достойного спутника жизни? И времени нет, да и по росту трудно найти подходящего...

— У меня никогда не было комплексов по этому поводу. Всегда окружали поклонники. Сколько себя помню. Цветы постоянно дарили, да и вещи дорогие.

— А конкретнее?

— Дело было на Олимпиаде в Атланте. После игры меня стал окликать какой-то мужской голос: “Маша, Маша, подойди на секунду...” Я подумала, что это кто-то из Российской федерации баскетбола. Мало ли! Тогда система безопасности была строжайшая, и могли не пустить на площадку даже президента РФБ. Иду к ограждению. Стоит мужчина. Протягивает мне конверт и визитную карточку. И говорит: “Маша, тебе на мороженое”. Открываю. Там тысяча долларов! Состояние шока. Я не видела-то денег никогда таких. Уперлась, не хотела брать. Он не отпускает. Мол, бери: если сама не хочешь — с девчонками в кафе сходите. Ну, взяла...

— И что — разделили?

— Да. Только мне досталось всего 50 долларов. (Смеется.) Основным игрокам дали побольше. Хотя по большому счету должны были мне хоть половину отстегнуть.

— А вы честная прямо…

— Вот такая была наивная — сейчас, наверное, поступила бы по-другому. В принципе глупо принимать дорогостоящие подарки. Это к чему-то обязывает. Естественно, что по тому телефону с визитной карточки я не перезванивала.

— А муж тоже из числа поклонников?

— Нет, мы познакомились случайно. Дело было в Питере. В гостинице “Октябрьская”. Я справляла свой день рождения. Было это 23 февраля. Тут вот и появились ватерполисты. Оказались знакомыми моих подруг. Зашли к нам на огонек. Так я познакомилась с Денисом. А уже 8 марта он назначил мне первое свидание...

— Пришел с цветами?

— Нет, подарил мне мягкую игрушку.

— И что — сразу любовь?

— Ну уж взаимная симпатия точно...

— И какое продолжение получил роман?

— Я уехала играть в Чехию. Тоже испытание. Мы общались по телефону, писали друг другу письма.

— По Интернету?

— Нет, что вы: от руки! Это сейчас вот все только и делают, что отправляют письма по электронной почте. А у нас была настоящая романтика. Так приятно было получать эти строчки...

— И сколько же это продолжалось?

— Несколько лет. Но мы понимали, что долго это не продлится. Любовь на расстоянии — дело хрупкое. Нужно было принимать решение. Денис тогда играл в Волгограде. Кто-то из нас должен был завязать с большим спортом во благо семьи. Выбор пал на мужа. Конечно, он переживал. Но по-другому было нельзя поступить.

— А какой у супруга рост?

— Немного ниже меня — 192 сантиметра.

— Он ездил с вами на афинскую Олимпиаду?

— Да! И болел за нас и за своих ребят. В результате мы выиграли “бронзу”. И ватерполисты тоже заняли третье место. Так что эта медаль на двоих.

— Муж — ваш большой помощник по жизни?

— Конечно, как же без этого!



“В Брно в магазине заставляли говорить по-чешски!”

— Вы довольны своим затяжным вояжем в Чехию?

— В “Брно” было играть мило. Во-первых, команда очень сильная. Во-вторых, относились там ко мне довольно хорошо.

— Проблем с языком не было?

— Небольшие, но старалась их решать в рабочем порядке.

— А проявления национализма? Не думаю, что в Чехии уж очень жалуют русских.

— В общем, не чувствовала какого-то враждебного отношения. Но по мелочам случались неприятные ситуации. Например, в магазине была вредная продавщица. Когда я первое время пыталась показать пальцем на любимые булочки, она демонстративно меня не понимала. Требовала, чтобы я научилась говорить по-чешски! Некоторые слова, конечно, выучила...

— В творческом плане загранкомандировка пошла на пользу?

— Да: это и опыт, и повышение мастерства. Мы все-таки выходили в Финал четырех Евролиги. Правда, не сумели там победить.

— И сколько же длилась чешская эпопея?

— Четыре с половиной сезона. Потом пришло предложение из Самары. Долго сомневалась. Не знала, что меня ждет дома: ситуация в России напрягала. В итоге не прогадала. Сейчас счастлива, что выступаю за ВБМ-СГАУ...



“Сверху “ставила” еще у Тржескал...”

— Такое ощущение, что вашему клубу нет равных в мире. Может быть, лишь сборная США могла бы биться на равных. Насколько интересно играть в российском чемпионате, где вы обыгрываете соперников с разницей в 30—50 очков?

— Вопрос, конечно, сложный. Да, трудно настроиться, когда заранее знаешь, что ты победишь. Но нужно искать стимул. И думаю, что команды все-таки подтянутся к нам. Мы готовимся к баталиям в Европе. Не мешало бы выиграть Евролигу... Что касается американок, то тут разговор отдельный.

— Вот наконец мы добрались до знаменитого броска сверху. Чувствуете себя первооткрывательницей?

— Приятно, что эта новость не осталась без внимания. На тренировках мне часто удавалось так забивать. А вот в официальной игре… Это впервые. Правда, я “колила” так, еще когда играла у Тржескал. Специально дали мне поиграть первого номера, чтобы я могла сделать перехват и вколотить “гвоздь”. И у меня получилось! Но тогда была просто товарищеская встреча...

— Теперь мы часто сможем видеть столь эффектные броски?

— Обещать ничего не могу, но буду стараться.

— Вас как-то поощрили в Самаре?

— Да. Мне лично владелец клуба Андрей Ищук подарил бриллиантовое кольцо и серьги.

— Недавно вы были с мужем в Швейцарии. И получили звание “Звезда Европы”. Такой чести удостаивались из российских девушек лишь Елена Исинбаева и Алина Кабаева. Гордитесь?

— Было приятно, а как же иначе! Наверное, это своеобразный спортивный “Оскар”. И воспоминания останутся навсегда...

— Приз-то, наверное, дорогущий дали?

— Да нет. Обыкновенная статуэтка. Но разве это главное?



“Муж грудью накормить ребенка не мог”

— Маша, сборная России в прошлом году наконец-то выиграла золотые медали европейского первенства. Вы стали частью этой победы. При этом вашему маленькому сыну было меньше годика. Кормили его грудью. Это что-то на грани подвига?

— Не знаю, можно ли назвать это подвигом, но приходилось непросто. В Грецию я действительно прилетела с Колей. Мне хотелось сыграть в этом чемпионате. Я понимала, что будет непросто, но желание выиграть на чемпионате Европы победило трудности. Бывало, что кормила ребенка даже перед матчем. Один раз игру задержали, а Коля проголодался, и пришлось кормить его прямо на площадке.

— Девчонки по команде поддерживали?

— Естественно, как могли. Морально в основном.

— А муж?

— Помогал, конечно. Но в принципе что он мог сделать? Сиськи-то у него нет, извините...

— Наверное, играть-то вам тоже было непросто?

— Еще бы! После родов только через три месяца начала потихоньку бегать. А на площадке было действительно тяжело. Ведь молоко в груди давало о себе знать.

— Может быть, имело смысл перевести Колю на детские смеси?

— Мы пробовали. Что только ему не предлагали! От всего отказывался. Страшно сказать, но мы даже морили его голодом. Ничего не помогало... Требовал только молоко мамы! Но это к лучшему. Все пережито. Ребенок крепкий и здоровый — тьфу-тьфу-тьфу, чтобы не сглазить!

— Много времени уделяете сыну?

— Стараюсь. Это смысл моей жизни. Коля для меня — все.

— Наверное, шалит много?

— Бывает. Недавно были в бассейне. Там для детей под водой специально держат разноцветные игрушки. Рыбки, черепашки и много всяких других вещей. Так вот Коленька этой рыбкой так запустил мне в лоб, что кровь пошла. Не специально, конечно. Но вот так маме досталось...

Круто!

— А еще показывала ему как-то божью коровку — так он взял и съел ее. В шоке была!

— Баскетболистом будет?

— Все идет к этому. Он просто обожает мячи. Их у него столько, что не сосчитать. Уже водит мяч, опыта набирается... И в магазине игрушек ему ничего не надо. Только мячики! Так что, наверное, гены все-таки передаются.



“Моделью стать не мечтала...”

Раздается телефонный звонок. Машу ждут в ателье. Просит подождать, но даже не намекает, что беседу пора заканчивать.

— Как решали проблему с одеждой и обувью в советские времена?

— Вы знаете, а вот с обувью у меня проблем никогда не было. Размер ноги — 42. Так что заказывать специально не приходилось. Конечно, покупала иногда то, что не очень нравилось... А вот с одеждой были сложности. Приобретала вещи в основном в Америке. Сейчас вот шью что-то на заказ. В клубе мне личного модельера выделили. Не жалуюсь...

— При вашем росте и обаянии вы вполне могли бы стать моделью... Не мечтали?

— Нет, никогда. Только баскетбол!

— В Самаре-то надолго задержитесь?

— Меня тут все устраивает. Прекрасная атмосфера, отличные люди, добротная инфраструктура. Так что никуда не собираюсь.



“Олимпиада — нечто большее, чем спорт”

— Вы попали первый раз на Олимпиаду в 1996 году. Совсем юной. Впечатления?

— Да, мне было 17 лет. Не представляете мои ощущения: нечто! Атмосфера просто сногсшибательная! Я даже не думала о том, сколько буду играть, какое место займем...

— А потом — Сидней...

— Уже не те эмоции. К тому же уже хотелось что-то выиграть, а мы обидно проиграли в четвертьфинале Бразилии.

— Афинская “бронза” — успех?

— Всегда хочется большего, но не всегда возможности совпадают с желаниями. Мы могли победить в полуфинале американок, но не срослось. Понимаете, дело в том, что сборная США отлично проводит концовку матча. Особенно, когда игра идет очко в очко. Они много матчей подобных проводят в женской НБА. А нам в этом плане труднее.

— Специалисты потом признавали, что главная ошибка нашего тренера Вадима Капранова в том, что он передержал на вашей позиции Ирину Осипову. А вы, находясь в отличной форме, сидели на скамейке.

— Зачем после драки махать кулаками? Все прошло. И не в моих правилах обсуждать партнеров по команде, а тем более тренера... Россия могла победить, но и “бронза” — первая, замечу, медаль в истории российского баскетбола — большой успех.

— В Китае на Олимпиаде у нас есть шансы на первое место?

— Ой, я так далеко еще не заглядывала...



“С лесбиянками надо разбираться сразу!”

— Сборная Австралии перешла на очень сексуальную форму. Нечто вроде обтягивающего комбинезона. Вам не предлагали примерить новинку?

— Предлагали. И в сборной России, и в Самаре. Но ведь не на каждой девушке такое будет смотреться сексуально. Этот комбинезон сильно подчеркивает недостатки женской фигуры. А любая девушка слишком строго относится к своим формам... Так что мы решили отказаться и играть в старых добрых трусах и майках.

— Вы выступали в Америке. В женской НБА. Ходит много слухов, что баскетболистки за океаном — нетрадиционной сексуальной ориентации. Не приходилось с этим сталкиваться?

— Вы знаете, лесбиянки есть не только в США, но и в европейских клубах. Сейчас вообще почему-то распространена однополая любовь. И не только в спорте. Куда ни посмотри — гомосексуалисты и лесби... В журналах, газетах, на телевидении...

— Светлана Абросимова жаловалась, что к ней конкретно приставали в женской НБА. Чуть ли не в раздевалке домогались. У вас был подобный опыт?

— Тут надо сразу поставить себя в команде. Конкретно показать, кого вы любите: мужчин или женщин. И не будет никаких проблем.

— Но ведь это не очень приятно, когда партнер по команде на тебя в душе смотрит как на сексуальный объект.

— Ну что тут поделать? Главное, чтобы руки не распускали. (Смеется.)







Партнеры