“АССА” без “Кино”

В продолжении культового фильма Виктора Цоя сменил Сергей Шнуров

16 сентября 2007 в 19:18, просмотров: 519

Разрисованные надписями “Шнур” и “Аделаида” стены, всполохи огня и темный дым, сочные гитарные рифы, резкие выкрики фанатов: “Сережа, давай “Дачу”!”, Екатерина Волкова, резким движением скидывающая с себя пальто, Стас Борецкий, засовывающий лысину прямо в пламя, Сергей Шнуров вместе со своими, не по погоде одетыми музыкантами…

В “Зеленом театре” Стаса Намина — там же, где и 20 лет назад, в субботу заканчивался последний съемочный день новой картины Сергея Соловьева “2АССА2”.

Суббота выдалась у Сергея Александровича хлопотной. Нужно было снять последнюю сцену фильма с участием Юрия Башмета и Анны Соловьевой (дочь Сергея Соловьева и Татьяны Друбич. — Прим. ред.). Башмета нарядили в белоснежный плащ и смешную шляпу, а Ане забинтовали руки. Того требует сценарий. Говорит, финал картины — трагичный. Именно на крупном плане забинтованных девичьих рук Соловьев и произносит коронную фразу: “Стоп! Всем спасибо, съемки окончены”.

— Двадцать лет назад о многом в фильме Соловьева говорилось откровенно впервые, — говорит Юрий Башмет. — Например, о том, что девушка живет не с одним мужчиной. Об официально не разрешенной андеграундной музыке. Я и сам, как многие музыканты, в то время вел двойную жизнь. На улице и на домашних кухнях мы вели свободные разговоры и материли все, с чем не согласны, слушали Виктора Цоя. А в школе и институте изображали из себя правильных мальчиков и девочек. “АССА” стала прорывом, рассказывающим о том, что можно жить по-другому. Во второй “АССЕ” эта идея развивается, хотя и оставляет возможность для создания “АССЫ-3”, “АССЫ-4” и так далее. Мое участие в этом проекте — одна из сторон существования классического музыканта Башмета, моей правды жизни. Режиссер как бы подсмотрел, что я иногда могу себе позволить. Хулиганство — часть моей биографии.

В гримерке, пока на сцене зажигали группа “Ленинград” и Стас Борецкий, шутки ради крушивший стулья, Екатерина Волкова рассказала “МК”, что играет в фильме практически саму себя, а работать с Соловьевым — настоящий праздник для любой актрисы.

— Юрий Башмет, несмотря на свою гениальность, очень простой человек и такой галантный мужчина! — говорит актриса про своих партнеров на площадке. — Еще я раньше даже подумать не могла, что Сергей Шнуров настолько интеллигентен. В его обычном лексиконе начисто отсутствуют нецензурные выражения. А мат — это, видимо, часть его музыкального образа, который Сергей оставляет на сцене.

Тем временем Татьяна Друбич вместе с дочкой, в мгновение ока избавившейся от бинтов, дружно спустились на танцпол, смешавшись с обычными зрителями.

— Знаете, мы только что вспоминали, как это было 20 лет назад. Как проходил тот легендарный концерт Виктора Цоя, — говорит Татьяна. — Совсем другие ощущения были. Не то что сейчас. Тогда — все это имело какое-то другое значение. По мне, Шнур и его музыка — сегодня все-таки развлечение. “Ленинград” сегодня нормально отыграл. Но ощущения первого бала Наташи Ростовой, увы, снова испытать не довелось.

— Всех мучает вопрос, почему ваша дочь играет финал фильма с забинтованными руками…

— Все увидите на экране! Хотя на съемках у меня сердце кровью обливалось. Я каждый раз поражалась, как в художнике побеждает художник, а не отец. (Смеется.)

Репортеру “МК” Ярославу Щедрову посчастливилось 20 лет назад попасть на съемку финальной сцены первой “АССЫ”. “Кажется, это было вчера, — вспоминает Ярослав. — Мы, провинциальные подростки, пробирались на верхний ярус открытой площадки “Зеленого театра” по растущему рядом тополю. Он и сейчас там растет. Три раза подряд на сцену выходил Цой и пел “Мы ждем перемен”. А мы по приказу помощника режиссера слаженно поднимали вверх руки с горящими зажигалками и орали, надрывая голосовые связки: “Перемен требуют наши сердца!” Теперь 16 уже моему сыну. И он не мог понять, почему спустя 20 лет я снова рвусь в “Зеленый театр”.

— Каких перемен дождались герои вашего фильма? — спрашиваем самого режиссера.

— Разных. Но не таких, каких ждали. У Сергея Шнурова есть такая песня: “Иногда по ночам я сам себя боюсь. Потому что мне снится Советский Союз. Вот такая х…ня”. И я не могу определить другим словом, кроме “х…ня”, свои сны о Советском Союзе, а мне они тоже иногда снятся. Смысл песни Цоя был в том, чтобы все переменилось к лучшему. А радикальные изменения, которые произошли в нашей стране за последние 20 лет, почти все — в худшую сторону.

— Какой реакции вы ожидаете со стороны людей старшего поколения после просмотра “2АССА2”?

— Думаю, они меня не упрекнут и ничего ужасного не скажут. Старшее поколение — это как раз зрители первой “АССЫ”. Поэтому многое в новой картине сделано именно для них: для их сознания и для их понимания. Критерии “что такое хорошо” и “что такое плохо” в “2АССА2” определяются именно с позиций тех, кому сегодня за 30. А если это еще и молодежь поймет, я буду только рад.



    Партнеры